Сбор средств

Показаны сообщения с ярлыком Бец Максим Николаевич. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Бец Максим Николаевич. Показать все сообщения

пятница, 31 января 2014 г.

Бец Максим Николаевич

Бец Максим Николаевич 31.01.1974



















Челябинск. Нападающий. Мастер спорта международного класса. Воспитанник ДЮСШ Трактор (тренер - Перегудов В.М. ). На драфте НХЛ 1993 года выбран во 2 раунде под общим #37 St. Louis Blues. Игровые номера № 9, 25, 28. За Трактор провел 4 сезона, 89 игр, 33 (15+18).
Карьера игрока: Трактор – 1990/91-1991/92, 1997/98, 2005/06, Мечел – 1990/91-1991/92, 1998/99, 2000/01, 2003/04-2004/05, 2007/08, Anaheim Mighty Ducks – 1993/94, San Diego Gulls (IHL) – 1993/94-1994/95, Worcester IceCats (AHL) – 1994/95, Raleigh Icecaps (ECHL) – 1995/96, Baltimore Bandits (AHL) – 1995/96, ЦСКА -1996/97, Металлург (Магнитогорск) – 1999/00, Северсталь (Череповец) – 2001/02, Молот-Прикамье (Пермь) – 2002/03, Крылья Советов (Москва) – 2002/03, Казахмыс (Сатпаев) – 2006/07, Газпром-ОГУ (Оренбург) – 2008/09-2009/10, молодежная и основная сборная России
Карьера тренера: Газпром-ОГУ (Оренбург) – 2009/10, ДЮСШ Краснодарский край (1997,1998 г.р.) – 2010/11, ХК Кубань – 2012-2015, Беркуты Кубани (Краснодар) (1999 г.р.).- 2015/2016, Русские Витязи Чехов МХЛ - 2016/2017
Достижения игрока: чемпион РСФСР юноши 1986/87, бронзовый призер чемпионата СССР юноши 1989/90 (1974, 1975 г.р.), бронзовый призер чемпионата Европы среди юниоров 1991/92 и чемпионата мира среди молодежных команд 1993/94, победитель Евролиги 1999/00, бронзовый призер чемпионата России 1999/00 в составе Металлурга (Магнитогорск), чемпион высшей хоккейной лиги 2005/06 в составе Трактора.


Сезон
Регулярный сезон
Команда
И
Г
А
О
+/-
Ш
ГП
1990-1991
Чемпионат СССР. Высшая лига. Переходный турнир
Трактор
11

1
1

2

1991-1992
Чемпионат СНГ. Высшая лига
Трактор
25
1
1
2

8

1997-1998
Чемпионат России РХЛ
Трактор
35
12
9
21
14
16
1
2005-2006
Чемпионат России. Высшая лига. Дивизион Восток
Трактор
7
1
4
5
4
6
0
Всего


78
14
15
29
18
32
1
Всего в элитном дивизионе


60
13
10
23
14
24
1
Всего за Трактор


89
15
18
33
15
40
1
Сезон
Плей-офф
Команда
И
Г
А
О
+/-
Ш
ГП
2005-2006
Чемпионат России. Высшая лига. Плей-офф.
Трактор
11
1
3
4
-3
8
0
Всего


11
1
3
4
-3
8
0


Максим Бец: «Большое спасибо отцу!»

«У этого 21-летнего парня с хорошо известной челябинцам фамилией (болельщики со стажем, конечно, помнят результативного форварда челябинского «Трактора» - Николая Беца, забросившего пару сотен шайб в ворота голкиперов команд бывшего союзного чемпионата, а нынешнее поколение, наверняка, знакомо как с тренером Николаем Филипповичем Бецем, так и с его многочисленными воспитанниками, выступающими в МХЛ и НХЛ и прочих других Лигах) за плечами немалый опыт заокеанской жизни и три сезона в североамериканских хоккейных лигах. За эти годы Максим сильно возмужал, раздался в плечах, окреп физически - хоть сейчас в «основу» клуба НХЛ «Анахайм Майти Дакс». Поэтому было любопытно побеседовать с представителем нового поколения.
Максим, куда ты неожиданно исчез в конце июня?
Я летал в Сан-Диего к своей девушке.
Ты меня заинтриговал, но вернемся к этому позже. Скажи, твоя карьера хоккеиста была сразу предопределена?
Конечно, ведь я родился в семье известного хоккеиста и стать кем-то другим, видимо, не мог. Естественно, что благодаря отцу сделал первые шаги по льду года, наверное, в три. Смутно помню, как торжественно провожали отца из челябинского «Трактора» в 1977 году, когда впервые за свою 30-летнюю историю команда завоевала бронзовые медали первенства СССР. Мы с мамой сидели на трибуне и смотрели, как папе вручали подарки.
Но из спорта отец не ушел, а стал высококлассным тренером. Достаточно назвать имена его воспитанников в СДЮШОР ЧТЗ 1970 г.р.: Евгения Бобыкина, Станислава Туголукова, Павла Лазарева, Алексея Коковина, Вадима Гловацкого, Андрея Баталова, Сергея Тертышного.
Перед глазами был и пример старшего брата Олега (1967 г.р.), который считался неплохим спортсменом, играл в «Тракторе». Но, по большому счету, его карьера, к сожалению, не сложилась. Отчасти свою отрицательную роль сыграли годы «службы» подающего надежды Олега Беца в армейской команде, которые он провел на скамейке запасных, что не способствовало росту мастерства.
Был момент, когда я мог проститься с хоккеем, практически не начав им серьезно заниматься. В возрасте семи лет у меня обнаружились нелады со здоровьем - тут и шумы в сердце и, кажется, ревматизм. Но мама проявила настойчивость, нашла какие-то народные рецепты, и через короткое время опасения медиков относительно худших последствий полностью рассеялись.
Команда 1974 года рождения (тренер В.М. Перегудов) не особенно блистала в юношеские годы мы выиграли только первенство России в 1987 году. Ребята раскрылись позднее. Так в последние годы в «Тракторе» играли Максим Смельницкий и Алексей Чикалин. Вместе с последним меня пригласили во взрослую команду в 1991 году, в возрасте 17-ти лет. Выходил на лед очень редко, так как в коллективе того времени выступали многие сильные и известные игроки. Их имена можно долго перечислять.

В каком году ты был поставлен на драфт НХЛ?
В июне 1993 года, во втором раунде, под 37-м номером. Когда на церемонии объявили, что меня выбрал «Сент-Луис Блюз», то просто опешил. Дело в том, что я отыграл первый сезон в юниорской американской лиге, и в ходе него моей персоной интересовались агенты «Ванкувера», «Питтсбурга» и «Вашингтона». Поэтому именно на один из этих клубов я и настраивался.
Нельзя сказать, что селекционеры НХЛ сразу отметили мою игру. На чемпионате Европы среди юношей в 1992 году сборная СНГ заняла 3-е место. Но моей фамилии в списке «драфтеров» не оказалось, тогда как туда вошли Сергей Гончар и Андрей Назаров. Это обстоятельство меня сильно огорчило.
Поэтому с интересом отнесся к предло­жению поиграть в североамериканской юниорской лиге. Агент Алекс Збиновский убедил меня, что, выступая в молодежной команде, я смогу резко повысить свои шансы на успешные итоги будущих смотрин НХЛ, так как на матчах юниоров всегда присутствуют до тридцати скаутов.
На тот момент я уволился из «Трактора» и подал заявление в столичное «Динамо», но еще не подписал контракт. Таким образом я не был связан никакими обязательствами с родным клубом и в то же время поступал как бы непатриотично. На меня не давили, но говорили: «Вот уезжаешь. А что по - этому поводу скажет твой отец, всю жизнь, отыгравший в Челябинске?» - ожидая, что заслуженный тренер России Н.Ф. Бец образумит сына. Я очень волновался и боялся, прежде чем услышал мнение отца: «Ты уже не маленький, а мужчина. Решил - езжай. Домой всегда успеешь вернуться, если там что-то не получится. А если все пойдет успешно, то, как говорят американцы, «гуд лак!» - «удачи!». Большое спасибо отцу! Его поддержка оказалась определяющей.
Свою роль также сыграли обещания агента, что в команде «Спокэн» мне поможет освоиться с игрой и языком россиянин Валерий Буре - младший брат знаменитой «Русской ракеты».
Итак, ты оказался в Соединенных Штатах
В городе Спокэн, штат Вашингтон, в составе команды, двумя годами ранее завоевавшей Кубок юниорской лиги. Очень хороший главный тренер - Брайен Максвелл, двенадцать лет отыгравший «полицейским» в НХЛ и одно время работавший вторым тренером в «Лос- Анджелес Кингз». Он имел неосторожность не очень любезно поговорить с Уэйном Гретцки, после чего пришлось покинуть именитый клуб.
Ты выступал за юношеские и молодежные команды на родине и попробовал свои силы в американской юниорской лиге. Уместны сравнения?
В североамериканском хоккее очень быстрые скорости, силовая борьба на каждом участке площадки. Главное для новичка - не сломаться морально, в то время как на тебя все летят, норовят ударить. Если уступишь - пиши пропало: заклюют, затопчут, закопают.
Тебе удалось выжить?
Считаю, что да. Более того, в год своего дебюта неплохо отыграл: забил 49 шайб и набрал по системе «гол плюс пас» более 100 очков.
Получил приз лучшего новичка юниорской лиги.
За сезон в чемпионате и Кубке лиги команды играют более 70-ти матчей. Игры проходят в двух подгруппах, по 7-8 клубов в каждой. В основном, команды играли между собой в подгруппе и лишь по два раза с соперниками из другой подгруппы.
Все иногородние ребята жили в семьях местных жителей. Система такая же, как и в профессиональном хоккее. В любое время тебя мог вызвать тренер и сказать, что ты направляешься в другую команду, а вместо тебя приобретается новый игрок. То есть постоянно возможны перестановки. Мы (русские) по этому поводу смеялись, что в Союзе можно было всю жизнь провести в одной команде.
Во втором сезоне улучшил свои показатели. Набрал 116 очков (46+70) в 63-х матчах и стал вторым в клубе и 10-м в Лиге по результативности. Пропустил несколько игр из-за болей в спине (со времен игр в «Тракторе» они меня беспокоят, застудил спину, что-ли?), а также в связи с участием в молодежном чемпионате мира в Чехии (3-е место).
Этот чемпионат был очень неудачным для меня. Наставники сборной Цыгуров и Моисеев сразу же поставили Валеру Буре с цээсковцами, а мне практически не давали играть. Не знаю, почему такое отношение? В Северной Америке у нас были примерно равные показатели, у меня даже получше. Очень был расстроен. Не выпускали на лед, а потом тыкали пальцем, мол, прилетели из-за океана палочки- выручалочки, а ничего сделать не можете.
Максим, на мой взгляд, здесь сыграло то обстоятельство, что Валерия Буре в Северной Америке «раскручивают» в качестве «звезды», и это повлияло на решение тренеров нашей сборной.
Я много раз встречался с Валерием и Павлом. Не знаю, каков Павел сейчас. Говорят, что он изменился после подписания нового, «крутого» контракта в худшую сторону. До того, как с ним познакомиться, думал: «Кто мы для него, великой «звезды» НХЛ, такие?» - и ничего, нормально общались, с шутками.
Он спрашивает после игры с «Ванкувером»: «Макс, что такое? Ты зачем меня припечатал?» А я в ответ: «Паша, без обид. Мне надо в состав попадать.» Это я забежал вперед и рассказал о периоде жизни в «Анахайме».
А вот с Валерой другое дело.
Еще с молодежной лиги повелось. Если я имею по статистике больше него очков, то все: со мной не разговаривает, пасы не дает. В последнем сезоне в юниорской лиге я опять опередил Буре. А когда тот узнал, что меня поменяли из «Сент-Луиса» в «Анахайм» на Алексея Касатонова, то за две недели слова мне не сказал. Непонятно. Все время вместе - и вдруг такое. Зависть, что ли? Впрочем, это его проблемы
Как платят юниорам?
Нам не платили. Получали пособия, вроде стипендий: в первом сезоне 90 долларов в две недели, во втором - 120.
И как ты жил на эти деньги?
Я же говорил, что все игроки размещались в семьях на полном, как говорится, обеспечении, то есть хозяева нас одевали, кормили, подарки дарили. В основном, это добродушные люди, фанатично преданные хоккею. Одноэтажный дом моих хозяев не относился к числу шикарных особняков. На нижнем, точнее подвальном, этаже, находились бильярдная и две комнаты: моя и соседа- американца. Руководители нас поселили вместе для моей языковой практики.
В первый год я жил в одном доме с Буре, и тренеры часто косились, что мы разговаривали в раздевалке по-русски. Они требовали, чтобы Буре во время тренировок общался со мной исключительно по-английски, а я, в свою очередь, пытался слушать и понимать сказанное американцами и не полагался на соотечественника.
Итак, ты отыграл два сезона в юниорах
И в конце второго сезона, в последний день обмена игроков, прямо из раздевалки меня вызвал тренер «Спокэна»: «Есть новость. Тебя поменяли. Как думаешь, куда? - в «Анахайм!». Вот это был сюрприз, ведь за два месяца до этого шел разговор об обмене молодых хоккеистов «Сент-Луиса» на ребят из «Квебека» или «Ванкувера».
Сюрприз приятный или наоборот?
Обмен совпал с дебютом «Анахайм Майти Дакс» в сильнейшей профессиональной лиге мира, что повышало мои шансы на попадание в основной состав. В «Ванкувере» же куда ни ткни, были «звезды»: Павел Буре, Роник и другие, в «Сент-Луисе» - Б.Халл и компания.
И когда ты присоединился к новому клубу?
«Спокэн» выбыл из Кубка лиги во втором круге. Я уже собирался ехать домой, когда подоспело предложение из «Анахайма». Сыграл за «основу» три матча: с «Эдмонтоном» и «Ванкувером» на выезде и с «Калгари» дома.
Удалось забить?
Нет. Очень волновался.
Ты провел на льду достаточно времен или выпускали эпизодически?          
Должен сказать, что в Америке нет такого, как у нас, если тебя ставят в состав, то должен полностью выложиться с первой до последней минуты. В фарм-клубах ждут своего часа приличные ребята.
Не хочешь или не можешь играть - тебя тут же опустят вниз, а твое место займет другой.
От тренеров много зависит. Я попал к тренеру, который ранее работал в юниорской лиге с командой, соперничавшей со «Спокэном».
Так его не удовлетворила твоя игра?
Как раз удовлетворила. На летнем сборе и после него руководители «Анахайма» говорили, что очень довольны и даже поражены моим состоянием по сравнению с прошлым годом. Отметили, что добавил физически.
Перед выставочными матчами в очередной раз прихватило спину. Повесили листок с составом команды, где оказалась и моя фамилия. Но вмешался доктор, который доложил руководству о моей состоянии. Меня подлечили и отправили в фарм-клуб.
«Мы делаем тебе лучше, потому что. намечается забастовка игроков НХЛ, и ты можешь оказаться в затруднительном материальном положении», - сказали мне на прощание.
В фарм-клубе - «Сан-Диего Галс» (ласточки) - я почти не играл. Посудите сами, 30-35 игр за сезон и три забитых шайбы. Кто бы видел, как эти тридцать игр проходили!          
Такой пример. Прихожу на матч. Мне говорят: «Ты сегодня не играешь». Ладно покрутил велосипед, позанимался. Перед встречей спрашиваю у тренера: «Можно с ребятами присутствовать на раскатке?» В ответ: «Хочешь - иди». Откатался, раздеваюсь. Подходит тренер: «Подожди, не переодевайся. Будешь играть, но мы тебя сильно не будем использовать». И вот раза два получалось, что сидел со всеми на скамейке, до кучи, но не играл.
Почему такое отношение к одному из лучших игроков юниорской лиги?
Это просто лига такая - «Интернэшнл» (интернациональная). Все молодые ребята, с которыми я разговаривал по этому поводу, сходятся в том, что здесь очень трудно играть. В основном, выступают люди в возрасте под и за 30 лет. Те, что когда-то работали в НХЛ, а теперь доигрывают.
В интернациональной лиге выступают, в основном, команды южных регионов. Из северных играют только «Канзас-Сити» (фарм-клуб «Сан-Хосе») и «Миннесота».
В нашей подгруппе наблюдалась следующая картина. В Сан-Диего зимы не бывает. «Феникс» (фарм-клуб «Лос- Анджелеса») вообще расположен в штате Техас, где кактусы растут. Следовательно, и хоккей там не так популярен, как, например, в Канаде, где даже на игры фарм-клубов собираются 7-8 тысяч зрителей.
Когда начался локаут, и «Анахайм» стал присылать игроков в «Сан-Диего», то последний направил меня в «Форчестер» - независимую команду, игравшую в Американской хоккейной лиге. «Форчестер» впервые выступал в АХЛ и еще не стал дочерней командой какого-либо клуба НХЛ. Здесь провел 9 игр, забил одну шайбу и отдал одну передачу.
Значит, имел несчастье попасть в этот фары-клуб и очень недоволен?
Считаю последний сезон просто потерянным. Поэтому в связи с тем, что в «Сан-Диего» не давали играть мне и еще трем молодым игрокам. «Анахайм» переходит в Американскую лигу, где выступают фарм-клубы Кудинова, Тертышного, Гусманова и Сапожникова, где много талантливой молодежи и хороший, жесткий хоккей.
А перспективы на будущее есть?
Постараюсь проявить себя с наилучшей стороны на ближайшем сборе. Попасть в основной состав вполне возможно. «Анахайм» - новая команда и два года безуспешно пытается попасть на игры плей- оффа. Поэтому тренера будут вынуждены менять игроков, делать перестановки. Им нельзя испытывать терпение своих хозяев.


Где жил в Сан-Диего?
Снимал квартиру в трехэтажном доме. Квартира, по нашим меркам, двух­комнатная и большая. Комнаты там, конечно, от души строят.
Ты сам ее обставлял, или уже все было?
Мог сам это сделать. Но, сами посудите, зачем мне, неженатому и в любой момент готовому к переезду человеку, покупать мебель? Думаю, что если бы мои старшие товарищи не были обременены семьями, то они поступили бы точно также,
Максим, ты обмолвился о своей девушке, не мог бы рассказать о ней немного?
Зовут Машей. Сама из Риги. Живет с мамой, которая вышла замуж за американца (второй брак). Очень мне помогает. Уже устроилась работать. Тараторит по-английски практически без акцента.
Про себя не могу сказать, что говорю, как коренной американец. Меня учили так: «Говори, как знаешь, можешь, не задумывайся над правильностью слов и фраз. Чем больше будешь говорить, тем легче освоишь язык.»
Как ты проводишь свой досуг? Что делаешь, где бываешь?
Хозяин команды «Майти Дакс» - компания «Дисней-Ленд», поэтому у каждого игрока есть пропуска на бесплатное посещение. Кроме того, он может провести еще трех спутников.
Большая это страна под названием «Дисней-Ленд»?
За один день, думаю, не обойдешь. Абсолютно все для детей сделано. Да что там дети?! Взрослые, впервые туда попавшие, раскрывают рты. Все в диковинку.
Какими видами спорта, кроме хоккея, увлекался в Америке?
Иногда ходили в парк, по мячам бейсбольным стучали. Их подает автомат, а ты отбиваешь со шлемом на голове. Играли в боулинг, шары катали. В мини-гольф пробовал на короткой дистанции. Для многих североамериканцев гольф - хобби № 1.
В свободное время смотрю фильмы, телепередачи (по 42-м каналам), читаю газеты, в основном, хоккейные новости.
У тебя есть машина? Если да, то какой марки?
Из трех букв. Правильно, БМВ, 1993 года выпуска.
Полицейские еще не останавливали?
Оштрафовали только один раз, когда отъезжал от дома и не пристегнул ремень безопасности, так как опаздывал на тренировку.
Могу поехать на чужой машине. Достаточно иметь права и документы на нее. Доверенность не требуется. Там грех водить нехорошо. Дороги такие, что можно уснуть за рулем. Всегда спокойно, если надел ремень и соблюдаешь скорость.
С игроками «Анахайма», помимо Карпова, ты общался? С последним в каких отношениях?
В нормальных, хороших. Но он семейный человек, поэтому чаще решает связанные с этим проблемы. Есть очень хороший парень, не зазнайка, Олег Твердовский. Он стал вторым хоккеистом на драфте, подписал неплохой контракт. С ним легко, можно пошутить.
На сколько лет и на какую сумму ты подписал контракт с «Анахаймом»?
На три года с помощью агента Влада Шишковского, который является агентом Сергея Макарова, Александра Годынюка и Андрея Трефилова.
Про сумму контракта не стоит говорить, скажу лишь, что она не так велика, как думают некоторые челябинские «болельщики». Я имею в виду тех людей, которые за полгода дважды обчистили квартиру брата. Причем во втором случае это было вооруженное ограбление. Преступники в масках связали открывшую дверь жену Олега и вынесли все, что можно. Еще хорошо отделались.
Когда ты в Челябинске, не тянет обратно в Штаты?
Как не тянет? Посмотришь на местную жизнь. Серо, грязно. Там в гостинице по коридору ходишь в белых носках, а у нас попробуй. Люди стали жить безобразно, а вечером и выйти на улицу страшно.
В Америке тоже тоска берет, особенно первые две-четыре недели после приезда. Чего-то не хватает, чувствуешь себя неуютно.
Ты сейчас был с другими легионерами на тренировке на загородной базе «Трактора». Хотелось бы за него поиграть?
Я и в том году хотел приехать, когда в «Тракторе» во время локаута играл Валера Карпов, но не отпустили из Сан-Диего.

Валерий Китченко – Челябинск
Футбол Хоккей Южного Урала Спецвыпуск № 31-32 (148-149) 1995





Максим Бец: В Америке умеют делать звезд!
Перед наступившим сезоном состав челябинского «Трактора» претерпел минимальные изменения. Одним из хоккеистов, пополнивших ряды команды, стал вернувшийся из пятилетних странствий Максим Бец - сын известного форварда «Трактора» 70-80-х годов Николая Беца.
Я пошел по стопам отца. Сколько себя помню, столько и занимаюсь хоккеем. Встал на коньки, как только начал ходить.
Ты видел игру отца?
Помню, как после какого-то матча ему вручали хрустальную вазу, как мы потом везли ее домой в автобусе. А как отец играл, я не помню. Он немногословен, поэтому больше узнавал от матери. Отец не любит хвастаться своими заслугами. Он всегда мне подсказывает, помогает советом. И неважно, как я сыграю: претензии всегда есть.
Поиграв год в «Тракторе», ты отправился за океан...
После юниорского чемпионата Европы Назарова, Гончара и меня пригласили в команду мастеров. Отыграли год в «Тракторе», а затем поступило предложение из московского «Динамо». Гончар уехал туда, а я еще не подписал контракт, когда последовало приглашение из-за океана. Я его принял, ведь вернуться домой можно в любой момент. Отец сказал: «Думай, решай. Если хочешь - езжай, ты уже не маленький». После чемпионата Европы я не попал на драфт, поэтому отправился в юниорскую лигу. Там на каждом матче присутствуют скауты разных клубов, которые следят за игроками. Первый сезон прошел довольно удачно, и в следующем я попал на драфт клуба НХЛ Анахайм Майти Дакс, уже во втором раунде. Так началась профессиональная карьера.

Быстро привык к новым условиям?
В юниорской лиге игра жесткая. Все пытаются пробиться наверх, в НХЛ, - это заветная мечта каждого хоккеиста. Кто-то дерется, кто-то забивает. В общем, конкуренция хорошая. Поначалу серьезной проблемой был языковой барьер. Я играл с Валерой Буре, он мне переводил, объяснял, помогал. Первый год я не понимал тренерских установок и играл в пас, как здесь. Руководству не нравилось, что не борюсь, не толкаюсь. Но тренеры увидели, что достаточно забиваю, и утихли.
В младших лигах все так же, как в НХЛ?
Да. Есть играющие ребята, есть «полицейские». Те же трейды. Приходишь на тренировку, а партнера нет. Оказывается, что его уже поменяли в другую команду. Никогда не знаешь, что тебя ожидает завтра. Но мне с этим повезло. Два года отыграл в юниорской лиге, два в фарм-клубе «Анахайма». Обидно, что не сложились отношения с тренером «Сан-Диего». Он не слишком мне доверял, мало давал играть. А если не выходишь на лед и не набираешь очки, то трудно попасть в хорошую команду.
Нет предвзятого отношения к русским?
Есть, и не только со стороны тренеров. Если русские много играют, то некоторые ребята начинают косо смотреть: мол, отбираем их хлеб. Но, к счастью, таких меньшинство.
Как дался переход с больших площадок на маленькие?
На маленьких даже полегче. Много бросков из любых позиций. За океаном нет такого, чтобы игра проходила за воротами, в углах. Все время идет борьба. В России на некоторых матчах можно уснуть, а там даже если команда проигрывает с большим счетом, то все равно не сдается, бьется до конца.
Хоккей за океаном - целая индустрия...
Когда играл в молодежной лиге, то наш Дворец, вмещавший шесть тысяч зрителей, почти всегда был полон. После матчей мы раздавали автографы. Часто ездили в госпитали к больным детям, проводили различные благотворительные акции. Вне площадки хоккеисты должны появляться только в цивильной одежде. У каждой команды свое лицо, имидж. А еще в Америке умеют делать «звезд». Берут с детства перспективного парня и «гонят» ему такую рекламу, что уже хочешь - не хочешь, а надо играть.
Какие впечатления остались от встречи с НХЛ?
Я провел три матча против «Ванкувера», «Эдмонтона» и «Калгари». Перед первой встречей немного трясло. Вышел, отыграл смену, возвращаюсь на скамейку, и все ребята поздравляют. Сидел, как ошалевший. Игра в НХЛ, конечно, побыстрее, физические нагрузки повыше.
Годы, проведенные за океаном, что-то дали тебе?
Привык к силовой борьбе, узнал, что такое профессионализм. Никто за тобой не смотрит. Если хочешь, то сам будешь стараться, заниматься, играть. Если нет - на тебе просто поставят крест. Из- под палки никто не работает. Каждый тренируется сам по себе. Но в то же время я потерял свою игру. Попытаюсь вернуть ее в России.
Как пришло решение вернуться домой?
Отыграл два года, хотя контракт был рассчитан на три. Решил, что не имеет смысл, а сидеть на лавке. Поговорил с тренерами, и они отпустили меня в Россию.
Почему выбрал ХК ЦСКА?
Начал тренироваться с «Трактором», но контракт не предлагали. У Тихонова было всего 12 человек, и набирали тех ребят, за кого не надо было платить деньги. Я принял приглашение москвичей: казалось, что там больше перспектив. Команда выступала в Европе. Думал, что кто-нибудь заметит...
Чувствуется, что ты не в восторге от выступления за ХК ЦСКА...
Там нет коллектива - каждый сам за себя. Много приезжих ребят, поэтому нет крепкой дружбы. Но я не жалею, что уехал в Москву.
Почерпнул что-то у Тихонова?
У него очень много работы. На тренировках постоянно бегали, занимались штангой. Команда была молодая, неопытная, поэтому старались компенсировать работоспособностью. Поначалу было тяжеловато, но потом привык.
И все-таки решил вернуться в «Трактор»...
Получил травму и полсезона пропустил. Сказал себе: «Или уезжать в Европу, или играть дома». В Челябинске свои ребята, свои болельщики. Хочу поиграть пару лет, отойти от травмы, а дальше посмотрим.
Успехов тебе в родной команде.

Сергей Валеев
Футбол Хоккей Южного Урала № 34 (253) 1997

НЕ РАССЛАБЛЯТЬСЯ!
Тогда он только-только вернулся из Америки, где провел несколько сезонов, и в составе ЦСКА приехал в Нижний играть с нашим «Торпедо». А разговор должен был состояться в Москве, во время перерыва в чемпионате, вызванного традиционным декабрьским турниром сборных. Однако того турнира центральный нападающий так и не увидел, оказавшись на больничной койке. И вопрос стоял
серьезно: сможет ли жить нормально, о возвращении в хоккей разговор врачи вообще не вели. А Максим Бец не только встал на ноги, но и на лед вернулся, да так, что в свои 25 лет играет и в сильнейшем российском клубе - магнитогорском «Металлурге», и в составе сборной России.

ТРАВМА
Что же произошло три года назад?
Как раз перед новогодним перерывом в последней игре со «Спартаком» перехватил шайбу на синей линии, тут же бросил, попал в ворота. А спартаковский защитник, даже не обратив внимания на гол, «въехал» в меня. Получилась своеобразная «коробочка». Я сломал два ребра, ребрами порвало печень и проткнуло легкое.
Я слышала, что вы даже в реанимацию попали после этого.
Да, было дело. Только не сразу. Ту игру я доиграл, а на следующий день еще и на тренировку вышел.
С переломами?!
Так во время матча, видимо, в шоке не заметил особой боли, на эмоциях играл. На следующий день на лед вышли: ребята мимо едут, шуткой столкнемся плечом в плечо, чувствую резкую боль. И как раз в эти дни аппетит пропал. Врача в команде не было, а тренеры в один голос: «Да не переживай, все нормально. Если бы
что-то серьезное, ты бы со льда не встал...» Только когда на базе совсем «скрутило», «скорую» вызвали. В больницу привезли, а у меня с собой ни паспорта, ни страховки. И обидно было, что из команды со мной никто не поехал, так что я часа три один в приемном покое просидел...
Сколько продлился больничный этап?
В больницу попал в начале декабря, прооперировали 6 января. Две недели пролежал в послеоперационной палате. А как стало немножко полегче, начал врачей уговаривать, чтобы меня домой, в Челябинск, отпустили. Все-таки дома восстановительный период быстрее проходит. Тем более лежал в ЦКБ, там пропуск выписывали два раза в неделю только для мамы. Она, правда, окольными путями умудрялась каждый день меня посещать. А дома потихоньку начал восстанавливаться, и к концу сезона стал чувствовать себя более или менее нормально. Трактор тогда как раз поехал на сборы в Болгарию, и меня с собой взяли. Я с ними кроссы начал бегать: стартую со всеми, а дальше как смогу... В общем к сезону подошел уже в определенной форме и остался в «Тракторе». Предложений из других клубов не было. После такой травмы никто не знал, буду ли я играть, ну и не рисковали.
А сами вы как решились снова выйти на лед? В первое время не «шарахались» от защитников?
Как-то не думал об этом. Поначалу, может, немного испытывал неудобства на льду, но потом пару раз попал в столкновения, и почувствовал, что все нормально. Появилась уверенность, заиграл, как ни в чем не бывало.


В «Магнитке» как оказались?
По окончании сезона 1998/99 поступило предложение от Валерия Константиновича Белоусова. Я с ним работал, когда в первый год в «Трактор» попал, но недолго - уехал в Америку. В «Магнитке», в принципе, состав сохранился, ее покинули только два игрока - Костя Шафранов и Саня Гольц. А я, мне кажется, провел в челябинском «Мечеле» удачный сезон - и забил прилично, и наотдавал. Видимо, и магнитогорские тренеры это заметили.
По сравнению с прошлым сезоном вы прибавили?
Пока нет.
Как тогда объяснить приглашение в сборную?
В том и парадокс, что доказывать свою состоятельность приходится именно в сборной. В «Металлурге» - то пока не очень доверяют. Там тренеры делают ставку на возрастных игроков.

И когда вы в сборной дебютировали?
В августе в Чехии, хотя приглашать начали раньше - еще в прошлом сезоне перед Кубком «Глобена». Я приехал на сборы, два дня пробыл, команда уехала в Швецию, а я остался в запасе – на случай, если кто заболеет или травму получит. Перед чемпионатом мира тоже на сборы вызывали. Но в последний момент приехал Алексей Яшин, и я снова остался не у дел.
Своим, «магнитогорским», звеном играть, наверное, легче?
Это только говорят: связка магнитогорская. Да, мы из одной команды, но вместе-то и не играли. Я вот лишь немного с Валерой Карповым успел поиграть, и все. Просто есть что-то общее, то, как в команде играют. И тренеры сборной предложили нам придерживаться клубной схемы. За пять дней сборов, как говорится, многому не
научишь и переучивать никто не собирается. Так что играем, как можем...

ОТЕЦ
Можно ли сказать, что в свое время вы были обречены стать хоккеистом, поскольку родились в хоккейном городе Челябинске в семье известного хоккеиста?
Сколько помню себя, столько и занимаюсь хоккеем. Как только начал ходить, тут же встал на коньки. Думаю, отец тому поспособствовал. Но он много времени проводил на сборах и в поездках. Так что чаще на каток меня водила мама. А когда отец стал тренером, то всегда брал меня с собой на тренировки, и я катался со старшими. У отца занимались ребята 1970 года рождения, в том числе и Сергей Тертышный из состава нынешней сборной России.
Вы видели, как играл ваш папа?
Мне запомнился момент, когда его провожали из большого хоккея. Вернее, не сами проводы, а возвращение из Дворца спорта. Ехали на такси, везли огромную хрустальную вазу, которую ему подарили. А игру, увы, не помню, маленький был.
Но вас когда-нибудь сравнивали с отцом те, кто видел и того, и другого в игре?
Катание, говорят, похожее. А игра? Сейчас хоккей другой - более скоростной, насыщенный силовыми приемами. Пас отдал, а расслабляться не смей - все время надо быть начеку. Вот, расслабился однажды, в итоге та злополучная травма...
А как отец расценивает вашу игру?
Отец никогда не был доволен моей игрой, особенно в молодежной команде. Если он смотрел матч, я знал: жди разбора полетов, пусть я две шайбы заброшу и три передачи отдам. Домой пешком возвращались. Полпути идет молча, а потом: «Ну, вроде сегодня нормально играл, но... - и т.д и т.п. до самого дома.
Это в нем проявлялся тренер или желание видеть сына лучшим игроком?
Скорее всего, так он воспитывал во мне способность не останавливаться на достигнутом, за что ему большое спасибо.
Сейчас что советует?
Говорит: «Побольше бери игру на себя, не «откидывайся». И катание, катание, катание...» Я с ним, конечно, согласен. Со стороны-то отцу виднее: и сам поиграл, и на тренерской работе давно. Так что стараюсь прислушиваться.
Когда вы принимаете решение в очередной раз поменять команду, вы с ним советуетесь?
Конечно. Он обычно реагирует так: «Ты хорошо подумал? А почему именно туда?» И начинается мужской разговор. Обычно мои доводы о том, что это хорошая команда и играет в Евролиге, для него бывают убедительны. А вот когда в Америку собирался, боялся ему сообщить эту новость. Все-таки отец считался «домоседом». У него в свое время много предложений было, но он предпочел остаться дома. А я в такую даль собрался! Однако папа сказал: «Смотри, ты уже не маленький, делай выводы сам».

АМЕРИКА
Поездка за океан, можно сказать, разговор особый. 
Тогда после молодежного чемпионата Европы у нас больше полкоманды на драфт поставили - народ разъехался, а я на драфт не попал. И вдруг появился агент, который предложил попробовать себя в молодежной лиге за океаном. Конечно, заманчивое предложение, хотя брало сомнение, поскольку английского языка я не знал. Но когда сказали, что буду в одной команде с Валерием Буре (мы с ним вместе за сборную играли), решился. И Валера в первый год мне очень помог освоиться в новой обстановке. Отыграл в «Спокейне» (город находится в четырех часах езды от Сиэтла) два сезона, уже домой собирался ехать, а тут «Анахайм» предложил подписать контракт. В Национальной хоккейной лиге заканчивался регулярный чемпионат, и было ясно, что «Анахайм» в плей-офф не попадет. И мне доверили играть в трех последних матчах.
А когда сезон закончился, мне объявили, что меня отправляют на стажировку в фарм-клуб. На следующей предсезонке вроде неплохо начал, но в последний момент на тренировке возникли проблемы со спиной. Какое-то время меня лечили, и только восстановился, вышел на лед, как снова в фарм-клуб отправили, где весь сезон и «скитался». Сначала в Сан-Диего были, потом город отказался от команды и нас продали в Балтимор (штат Вашингтон). Да еще тренер такой попался, что к русским питал, мягко говоря, антипатию. Так что возникло желание вернуться домой. Дело дошло до того, что когда я приходил на тренировку, тренер говорил: «Народу и так много, тренируйся в свободное время...».
И главная команда не возражала против вашего ухода?
Возможно, от тренера фарм-клуба наверх шла информация о том, что я не готов. Хотя я с этим не согласен. Работал в полную силу. А мало забивал потому, что мало давали играть. Наша задача на льду определялась так: дать отдохнуть первому звену и не пропустить. Поэтому, когда поступило приглашение из ЦСКА, я с удовольствием согласился. Да вот только долго и там поиграть не пришлось.
Но о заокеанской поездке не пожалели?
Это трудный вопрос. С одной стороны, я рад, что уехал в таком молодом возрасте. Успел многое увидеть и игру почувствовать. С другой стороны, здесь бы еще мог опыта поднабраться. Но тогда, возможно, потом уезжать поздно было бы. А Европа? Это никогда не поздно. Меня летом и в Чехию, и в Финляндию, и в Италию звали. Но в феврале прошлого года у нас родилась дочь, и не хотелось с маленьким ребенком далеко от дома ехать.

Нина ШУМИЛОВА.
24.03.2000, Нижегородские новости