Показаны сообщения с ярлыком История хоккейной команды «Звезда» Чебаркуль. Вспоминают ветераны. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком История хоккейной команды «Звезда» Чебаркуль. Вспоминают ветераны. Показать все сообщения

суббота, 20 июня 2015 г.

История хоккейной команды «Звезда» Чебаркуль. Вспоминают ветераны



ВСПОМИНАЮТ ВЕТЕРАНЫ
















Ю.Г.Могильников
В 1963-м году Юрия Могильникова призвали в армию. И даже находясь в рядах вооруженных сил, он продолжал играть в хоккей за команду «Звезда» (Чебаркуль). Команду тренировал знаменитый на Урале тренер Владимир Филиппович Альфер. Он приглашал в свою команду перспективных парней со всего региона и даже со всего Советского Союза. Могильникову выпала честь стать капитаном этой команды. Удалось даже вывести ее в класс «А».
Весной 1966-го года «Звезда» играла товарищеский матч с «Трактором». В то время тренерами команды мастеров были Виктор Иванович Столяров, Виктор Евгеньевич Соколов. Они «положили глаз» на Юрия Могильникова и Анатолия Шустова, пригласили играть в «Трактор».









 Н.М.Заварухин
Перед следующим сезоном не прошел в состав «Трактора», поэтому попал в Чебаркуль по настоянию В.Ф. Альфера.
В начале декабря 1964 года меня в 20 лет призвали в армию, где я выступал за хоккейную команду Чебаркуля в первенстве СССР. Я играл в составе с Сергеем Баскаковым и Валентином Лежневым.
С начала сезона-1967/1968 играл вместе с Валерием Харламовым и Геннадием Голосным (он из Глазова, позже играл в Перми) до 7 или 9 января 1968 года, пока мне Владимир Филиппович Альфер не отдал документы. Наставник ЦСКА А.В. Тарасов отправил в Чебаркуль нападающего В.Харламова и защитника А.Гусева на стажировку. Они приехали в октябре. Мы вместе с Харламовым играли три месяца. Мы поехали играть в Москву, и в конце января 1968 года Тарасов забрал Харламова в ЦСКА. А Гусева он вернул после окончания сезона.
С Харламовым играть было одно удовольствие. Мы оба понимали игру: он – меня, я – его. Валерий легко мог обыграть двоих, хорошие передачи, отличное катание. О Харламове можно много говорить.
Как вы с ним общались?
На русском языке
 (смеётся). В фильме показали наоборот: в жизни Харламов был веселый парень, а Гусев – замкнутый. Показали рестораны, а в то время в Чебаркуле не было ресторанов!
А где вы отмечали победы?
Какие победы?! Там Альфер сразу отправит, как говорили, «за горку» – в армейскую часть. Да, в Чебаркуле всё было рядом – просто переходишь горку и попадаешь в часть
 (смеётся). Мы (команда) жили в дивизии, а не в самом городе. В «Звезде» был строжайший режим, как в армии. Попробуй нарушить у Альфера! Однако, он спокойно отпускал домой в Челябинск. Иногородние ребята, например, Игорь Савиных (работал потом в свердловском СКА), Леня Грязнов (тренер в Свердловске) – ездили к нам домой. А нарушишь, то месяц сиди там… (смеётся)
А Харламов был у вас дома?
В то время у нас были игры-игры, тренировки. Не довелось. Это первое время отпускали, когда «Звезда» играла в классе «Б». А когда мы попали в класс «А», то там уже особо не отпускали.
Интересная полезная школа – армейский строгий режим в команде, первое время ходили в солдатскую столовую. Я не жалею об этом времени! Альфер пытался поставить нас на питание в офицерскую столовую. У нас было дополнительное питание – сгущенка, масло …

В.И.Шабунин
А в 1965 году меня забрали в армию, в Чебаркуль. Я не жалею, что попал в армейскую команду. На протяжении всех трех лет (точнее, 2 года и 8 месяцев) играл с хорошими хоккеистами: М.Малько, С.Чудиновских, Н.Макаровым... Зиму отыграли Валера Харламов с Сашкой Гусевым.
Много говорят о Харламове, а защитник Гусев выделялся тогда?
Да. К нам в Чебаркуль приезжал играть на Кубок СССР московский «Спартак». В Чебаркуле как раз стадион новый открыли, зрителей до отказа набилось. Перед матчем приехал к нам командующий округом Харазий, собрал команду и говорит: «Ну и что - московский «Спартак»? Вы же солдаты, должны их обыграть. Одна задача - обыграть!» (Но мы проиграли 3:7 или 4:7.) Москвичи, видимо, уже слышали, что есть Харламов с Гусевым, и во время матча жестко играли против них, не как с нами. Свои дела решали.
Кстати, когда Валера с Александром приехали зимой в команду, то жили со мной в одной комнате.
А когда Харламов стал знаменитым, не забывал об этом?
Нет, конечно. У нас были хорошие отношения. Когда играл против ЦСКА, мы действовали на одном краю. Бывало, бежит к шайбе, скажет: «Ну, что, Володя, прижмем?» Ну, и прижмем ее к борту.

М.М.Малько
До 1966 года. Играя в команде мастеров «Спутник», встретились с командой города Чебаркуля, которую тренировал Борис Викторович Поспелов. Команда только вошла в класс «А» и шла на последнем месте - им нужны были игроки. И всю нашу тройку (Михаил Малько - Валерий Коршакевич (брат Володи, который стоял в воротах за «Трактор») - Семен Чудиновских) чебаркульцы уговорили перейти к ним «служить». Мы поступили не совсем хорошо по отношению к «Спутнику»: отдали форму младшему брату Коршакевича, чтобы он ее сдал, а сами уехали в Чебаркуль. За день нам оформили все документы, вплоть до военного билета и принятия присяги, одели в форму и отправили к генералу Музыкантову. Мы тут же вылетели в Ленинград и сыграли за «Звезду» матч с местным «Динамо». В первой же смене я забил гол. Поехали в Куйбышев, где взяли три очка. После этого пошли вверх и заняли 5-е место, оставшись в классе «А». А в следующем сезоне - первое.
В последний наш сезон «Звезда» играла уже в (первой лиге. Из 12-ти команд заняли пятое место. По всем результатам в Союзе мы были 17-ми. Это
лучшее место армейской команды Чебаркуля за всю ее историю.
Меня окружали замечательные люди. Одновременно со мной «служили» Валера Харламов, Саша Гусев, Коля Макаров, Володя Воробьев (потом играл в Уфе), Юра Гомоляко (отец Сережи).
На тренировках Харламов был выдумщик: необычный финт, сыграет клюшка-конек, сделает пас с подкидкой, пас из-за спины. Валерий любил хоккей, жил хоккеем, был «поражен хоккейным вирусом».
Видно, Анатолий Владимирович Тарасов привил. Его энергия нас подхлестывала.
Начальником команды был Владимир Филиппович Альфер. Когда мы только пришли с «гражданки», то называли его по имени-отчеству. А он: «Какой Владимир Филиппович? Товарищ майор». Уже потом, когда перевелись в Свердловск, то обращались только по званию. Армейская дисциплина была очень жесткая.

Н.М.Макаров
Настоящим университетом стала для меня служба в армии, которую я проходил в команде Уральского военного округа «Звезда», игравшей в классе «А». Именно в этой команде состоялось мое становление как хоккеиста. Причин было несколько. Во-первых, армейская дисциплина. Во-вторых команда поддерживала самые тесные связи с ЦСКА. Стажировку в «Звезде» в те года проходили Харламов, Гусев. Играли в ней и другие известные хоккеисты, призванные на службу в армию из московских клубов, способные ребята из Свердловска, Нижнего Тагила, Серова, других уральских городов. У них было чему поучиться. И главное, за нами внимательно следил Анатолий Владимирович Тарасов. Летом он бывал на наших сборах, проводил с нами тренировки. Группа наших ребят, и я в том числе, в 1968 году проходили сбор в Москве, на базе ЦСКА. Жили, тренировались играли под руководством Тарасова. Признаюсь, было очень трудно, и очень интересно. Именно здесь, в «Звезде», стал хоккеистом.
***
Хотелось бы остановиться на команде, хотя и игравшей всегда в низших лигах, но по подбору игроков не уступавшей, может быть, и некоторым клубам высшей лиги, - «Звезде» из Чебаркуля.
Действительно, практически все хоккеисты, игравшие в Чебаркуле в те годы, закончив службу в «Звезде», быстро становились ведущими игроками различных команд высшей лиги.
Можно вспомнить парочку имен тогдашних «звездинцев»?
Владимир Смагин, Владимир Старцев, Михаил Малько, Юрий Гомоляко...
Последний, часом, не родственник ли нынешнему челябинскому «трактористу» Сергею Гомоляко?
Отец. Он-то, кстати, и порекомендовал мне в 1967 году перейти в армейскую команду. И после краткого разговора с работавшим тогда в «Звезде», нынешним вице-президентом Федерации хоккея России и президентом Уральской федерации Владимиром Альфером, я оказался в команде Чебаркуля. Поначалу вольнонаемным, а с декабря - рядовым Вооруженных Сил.
Приходилось слышать, что наряду с Юрием Гомоляко и Николаем Макаровым, игру «Звезды» тех лет какое-то время определяли и два воспитанника школы ЦСКА, отправленные На уральскую стажировку Анатолием Владимировичем Тарасовым?
Вы имеете ввиду Александра Гусева и Валерия Харламова?
Естественно.
Как, кстати, они повели себя в этой фактической «ссылке»?
Уже сам тот факт, что оба хоккеиста прошли знаменитую школу ЦСКА, заставил Гусева и Харламова работать не только на новую команду, но и на себя на свой авторитет. Оба сразу же дали понять, что отправка в фарм-клуб - дело временное и случайное, что возвращение в Москву - не за горами. Вобщем, Сашу и Валеру сразу же по делу признали и хоккеисты, и болельщики. Их полюбили. Дело доходило даже до того, что на игры «Звезды» в Чебаркуль из Челябинска, за восемьдесят километров, приезжали на электричке сотни людей. Только для того, чтобы увидеть «вживую» игру москвичей. А на фоне «цээсковцев» не могли плохо играть и мы. Наша «Звезда» в 1968 году выиграла первенство второй лиги и перешла в первую.
Про одного из москвичей - Александра Гусева - говорили, что он с равным удовольствием выполнял только два дела играл в хоккей и нарушал спортивный режим. Это правда?
Понимаете, когда человек прекрасно знает, что он - лучший в команде и наверняка заслуживает большего, нежели пребывания в третьем дивизионе, то зачастую ведет себя совсем иначе, чем другие, более средние хоккеисты. Начинает, может быть, искать выход эмоциям. Да, действительно, Гусев нередко нарушал режим, ходил в «самоволки». Но, во- первых, он еще и прекрасно играл (в одном, кстати, со мной звене). А, во-вторых, за все свои вольности Саша и так был наказан. Хотя бы тем, что ушел из хоккея значительно раньше времени, не доиграв...
А у вас, местных, была необходимость в самовольных отлучках из расположения хоккейно-воинской части?
В общем-то, не было. Мы без того часто ездили домой на выходные.
Ага, вы - ездили! А вот бедный Гусев был вынужден смотреть на окружающий мир из окна казармы. Это справедливо?
Поверьте, что все обстояло не так трагично. Поскольку, разъезжаясь по домам, мы с разрешения Владимира Филипповича Альфера прихватывали с собой и тех, кому ехать было некуда. И те же Гусев с Харламовым часто гостили у моих родителей в Челябинске.
Как же вас встречали?
Мама всегда стряпала наши фирменные «макаровские» пельмени и кормила всю приехавшую «команду». Ездили москвичи и к другим ребятам - в Свердловск, Нижний Тагил.
Мы вообще были очень дружны. Может, потому и играли довольно неплохо?
А кто вас тренировал?
Когда я приехал, то тренером и начальником «Звезды» работал Владимир Альфер. Потом команду готовил свердловчанин Борис Поспелов, москвичи Владимир Брунов, Владимир Елизаров, Евгений Мишаков. Тренеров было очень много. Как и хоккеисты, они в команде не задерживались...
***
Скажите, Николай, когда Вы ощутили, что Сережа (прим. Макаров) растёт незаурядным игроком?
Когда мне было 15 лет, а ему не исполнилось и шести, Сережа ничем не отличался от 10- летних и на своих «дутышах», знаете как старших «шарашил»? Только держись! И вот еще что интересно. Зимой 1969 года, находясь на действительной военной службе, я играл в команде «Звезда» (Чебаркуль) вместе с Валерием Харламовым, который уже тогда покорял всех своим неповторимым мастерством. Народ от него просто «визжал». Образно говоря, «весь Челябинск» ездил на наши игры, как говорят, «электричек не хватало». Ездила и вся наша семья, в том числе и девятилетний Сережа. На выходные челябинцев отпускали домой, и мы тащили с собой, кого могли. Я очень часто привозил Харламова, и вот когда Валерий с удовольствием уплетал пельмени, которые готовила моя мама, Сережка ему в прямом смысле слова смотрел в рот. Уже тогда Харламов был его идолом, а через 10 лет судьба свела их в ЦСКА.
***
В чебаркульской «Звезде» вашими партнерами были Валерий Харламов и Александр Гусев. Их история в «Легенде №17» показана правдиво?
Меня приглашали на премьерный показ этого фильма в Челябинске. Кино, конечно, не может рассказать историю в точности, повторить все, как было на самом деле. Всегда режиссер добавляет что-то свое. В «Легенде» мне сразу не понравился один эпизод – когда Харламов и Гусев лезут по проводам на большой высоте. По моему мнению, это некрасиво просто – представлять хоккеистов в таком виде.
Харламов и Гусев появились в «Звезде» в ноябре 1967-го и помогли команде выиграть третью группу класса А?
Поскольку «Звезда» была армейской командой, с Владимиром Альфером постоянно очень тесно контактировал Анатолий Тарасов. Мы часто даже тренировались в Москве. Тарасов прислал к нам Валерку Харламова и Сашку Гусева по ходу сезона. Для них, естественно, это выглядело ссылкой: они приехали в уральский город, который тогда не на всех картах и найти можно было. Но ребята все нормально восприняли. Они здесь приобрели хороших друзей – на субботу и воскресенье нас отпускали домой, и я Харламова забирал к себе. Другие тоже приглашали. Они чувствовали себя здесь нормально, не изгоями.
Харламов заблистал сразу, забивал очень красивые шайбы, мог обыграть один целую пятерку. Сразу слава пошла и в Чебаркуле, и в Челябинске. Челябинские болельщики приезжали смотреть на него и чебаркульские его и Гусева очень уважали. Они тогда еще играли в красных VМ-овских шлемах, которых не было ни у кого. И их в Чебаркуле «красными шапочками» окрестили. А весной 1968-го «Звезда» выиграла третью группу класса А и получила место во второй, после чего Тарасов забрал Харламова и Гусева назад в ЦСКА.
Как в Чебаркуле оказались вы?
По просьбе Юрия Гомоляко, который в там проходил службу. Мы с ним жили в одном поселке в ленинском районе Челябинска, были очень хорошо знакомы. У меня как раз подошел призывной возраст. Там «делали» армию, и хоккей не надо было бросать – посоветовался с родителями и уехал в «Звезду». Владимир Альфер, возглавлявший команду, сразу мне сказал, что отпустит меня, как только будут предложения из других клубов, и слово сдержал. После двух лет в «Звезде» у меня появились предложения из Киева, из «Трактора», а он меня демобилизовал раньше времени.
И.Жуков

Ю.М.Макаров

Юрий Михайлович, вы были знакомы с Валерием Харламовым?
Конечно, я был с ним знаком. Мы познакомились еще в Чебаркуле, когда он играл за чебаркульскую «Звезду». Вместе с Валерием в этой команде играл мой старший брат - Николай. Я вместе с братом Сергеем и вместе с отцом ездил из Челябинска в Чебаркуль практически на все игры. Народ в Челябинске сразу узнал, что в Чебаркуле появился какой-то Харламов, который забивает по три-четыре шайбы в каждом матче. Я хорошо помню, что из Челябинска в Чебаркуль ходили битком набитые электрички. Люди специально ездили смотреть на Харламова. После игры даже проблематично было сесть в электричку, которая шла обратно в Челябинск. До сих пор перед глазами огромная толпа народу на вокзале в Чебаркуле.
Валерий Харламов долго играл в Чебаркуле?
Харламов играл за «Звезду» всего полсезона, но он забивал в каждой игре по две, по три, по четыре шайбы. Чебаркульская «Звезда» играла не в высшей лиге, а в первой, но соперники были все равно серьезные - «Торпедо» из Нижнего Новгорода, московский «Локомотив», наш челябинский «Восход».  Тогда тренер ЦСКА Анатолий Владимирович Тарасов отправил в Чебаркуль на стажировку двух своих игроков – Валерия Харламова и Александра Гусева. Команда была очень хорошая. Многие ребята из «Звезды» потом играли в высшей лиге. После матчей я заходил в раздевалку, общался и с Гусевым, и с Харламовым. Помогал им клюшки носить вместе с братом Сергеем. Тогда, кончено, Харламов произвел впечатление на Сергея. На льду Харламов в одиночку обыгрывал всю команду соперника. Он был уже тогда очень техничным игроком.
Сколько ему было лет?
Девятнадцать. Это был сезон 1967/68 годов. Он в середине сезона пришел в команду и сразу стал забивать.
Что о Харламове рассказывал ваш брат Николай Михайлович, который вместе с ним играл?
Говорил, что он нормальный, хороший парень. Сначала к москвичам в команде относились настороженно, но Валерий оказался общительным. Через много лет они часто общались. А потом уже в ЦСКА с ним играл мой брат Сергей. Сергей как-то сказал: «Никогда в жизни не думал, что буду играть с Харламовым в одной команде». Харламов был его кумиром в детстве, а через много лет он вместе с ним три года играл за ЦСКА и сборную СССР.
Сейчас можно утверждать, что Харламов был самым ярким игроком своего поколения?
В то время было много хороших игроков, но Харламов был очень ярким. У него была нестандартная техника. Он хорошо чувствовал дистанцию и всегда был очень заметным на льду. Конечно, в первые годы в ЦСКА ему приходилось нелегко, но потом его всегда ставили в первую тройку.
Он был больше индивидуальным игроком или все-таки командным?
Нет, он никогда не жадничал, всегда мог отдать пас. Конечно, когда в молодые годы он в Чебаркуле ловил кураж, он в одиночку творил чудеса. Стадион был в восторге. Болельщики его очень любили.
Можете назвать кого-нибудь, кто был бы похож на Харламова?
Наверное, мой брат Сергей. Он ведь многому научился у Харламова. Может быть, какие-то действия, движения были похожими. Они и играли на одной позиции – оба были левыми нападающими.
Какое у вас самое яркое впечатление о Харламове? Что больше всего запомнилось?
После одной игры Харламов мне подарил свою клюшку. Она у меня до сих пор дома стоит. Клюшка фирмы KOHO, на ней номер 17 и фамилия Харламова, написанная фломастером. Может быть, потом отдам ее в музей. Это память о Харламове.
Загиб большой у клюшки?
Да, «банан».

В.Н.Печенкин
По стопам Валерия Харламова
Собрался я, приезжаю, а там уже были ребята, с которыми я в молодежке играл. Спрашиваю: «А где Владимир Филиппович?». Отвечают: «Вон он идет - подполковник».
- Кто такой? – спрашивает Альфер.
- Печёнкин…
Достает свою записную книжку, а у него там все хоккеисты призывного возраста с Урала были записаны, находит мою фамилию:
-Ага, молодец! Так как сам приехал, я тебя долго «мурыжить» не буду, но как полагается, пойдешь в часть, пройдешь курс молодого бойца. А эти злодеи (прим. – все игроки 1953-го года рождения, в том числе и Борис Белов) – они у меня попляшут.
И вот мы все вместе: Валера Надыршин, Александр Гончаров из Магнитогорска, Анатолий Акиншин с ЧИМЭСХ, талантливый парень был. Нас 40 человек. Альферу бойцы нужны были. Как-то он на тренировке подзывает Акиншина:
- Молодой человек, переодевайтесь, - и отправил его в Германию. Так и закончил Толя с хоккеем.
Играли на стадионе в Чебаркуле, где еще Валерий Харламов играл с Николаем Макаровым, Владимиром Шабуниным. Стадион в народе называли «Старая крепость». Он частокол напоминал.
В армии отслужил год, потом в 1972-м нас отправили в СКА Свердловск. Команды в Чебаркуле не стало. Болельщики Чебаркуля написали коллективное письмо Анатолию Тарасову со словами о том, что как может город с такими традициями остаться без хоккея. И на самом деле, когда мы играли, город вымирал, все были на стадионе. Особенно, когда играли со СКА из Калинина (прим. - сейчас город называется Тверь). Тарасов отправил письмо в Челябинский Обком партии, там шум подняли и приказали, чтобы команда осталась.
Альфер меня вызывает:
- Володя, я тебя командирую в Чебаркуль
- Зачем?
- Там будешь создавать команду с нуля.
А мне было-то всего 19 лет. Ну, приехал в Чебаркуль. Начальником новой команды стал Анатолий Адамович Патук, а я как играющий тренер. Спал несколько дней на столах прям на стадионе в раздевалке. Потом Саша Гончаров приехал с Магнитки, начали подтягиваться другие игроки. Нас в профучилище на питание поставили. К сезону команду почти собрали. Братья Смирновы из Нижнего Тагила, Алексей Лобан, Юрий Савран. Юру я прям с Металки вытащил, тут в Чебаркуле он здорово раскрылся, а потом уехал в Ташкент, затем в Казань. Отличный был игрок – машина!
Создали команду, нас сразу на чемпионат области отправили. Условия очень хорошие были, жили в ДОС-е в общежитии на тех же местах, только что деньги не получали. «Звезда» сохранила многих талантливых игроков для хоккея, некоторые там действительно раскрывались. В 1973-м году вывели команду в класс Б. И Пришло время моей демобилизации.