Сбор средств

Показаны сообщения с ярлыком Киви Карри/Kivi Karri. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Киви Карри/Kivi Karri. Показать все сообщения

среда, 24 августа 2016 г.

Киви Карри/Kivi Karri



Киви Карри/Kivi Karri 31.01.1970


















Турку (Turku, Финляндия). Защитник. На драфте НХЛ в 1990 году выбран в 12 раунде под общим номером #233 «Vancouver Canucks»
Карьера игрока: «Ilves» Tampere SM-liiga Финляндия – 1988/1989-1991/1992, TPS Turku SM-liiga Финляндия – 1991/1992, «Kiekko-67» Turku Finland-liiga Финляндия – 1992/1993, «Ässät» Pori SM-liiga Финляндия – 1992/1993-1996/1997, AIK Elitserien Швеция – 1997/1998, «Kärpät» Oulu I divisioona 1998/1999-1999/2000, SM-liiga Финляндия – 2000/2001, юниорская и молодежная сборная Финляндии
Карьера тренера: «Ässät» Pori SM-liiga Финляндия – 2002/2003-2005/2006, 2008/2009-2010/2011 тренер, 2011/2012-2012/2013 гл.тренер, FPS Forssa Mestis Финляндия – 2006/2007 гл.тренер, «Ässät» Pori U20 Jr. A SM-Liiga Финляндия – 2007/2008-2008/2009 гл.тренер, молодежная сборная Финляндии U20 -2013/2014 гл.тренер, «Трактор» - 2014/2015 гл.тренер, «Ilves» Tampere Liiga Финляндия – 2016/2017 гл.тренер.
Достижения игрока: бронзовый призер Финляндии SM-Liiga 1988/1989, серебряный призер Финляндии SM-Liiga 1989/1990 в составе «Ilves» Tampere, бронзовый призер Финляндии SM-Liiga 1994/1995 в составе «Ässät» Pori, победитель I divisioona 1999/2000 в составе «Kärpät» Oulu
Достижения тренера: серебряный призер SM-Liiga U20 2007/2008 гл.тренер, серебряный призер Финляндии SM-Liiga 2005/2006 тренер «Ässät» Pori U20, чемпион Финляндии SM-Liiga 2012/2013 гл.тренер «Ässät» Pori, чемпион мира среди молодежи U20 2013/2014 гл.тренер сборной Финляндии, тренер года SM-Liiga (Kalevi Numminen Trophy) 2012/2013


Карри Киви: Киви – это камень, а не фрукт
Первый тренер из дальнего зарубежья в истории «Трактора» Карри Киви рассказал за сколько минут он полюбил Челябинск, в какой хоккей будет играть его команда и что на самом деле значит его фамилия.

Карри, расскажите, как получилось, что вы после нескольких сезонов в Финляндии решились на переезд в Россию?
Когда у тебя появляется шанс, то ты начинаешь думать об этом. У меня появилось предложение от «Трактора», но я в это время был под контрактом с финской федерацией и должен был в следующем сезоне вновь работать с молодежной командой. Не знал, возможно, ли будет покинуть этот пост, но все завершилось хорошо, спасибо им. Когда я в первый раз приехал в Челябинск, то уже за 15 минут влюбился в этот город, прочувствовал его атмосферу и понял, что здесь живет хоккей. Я был восхищен этой поездкой, после восьми лет работы в финской лиге я понял, что мне нужно что-то еще.
Обычно финские специалисты и игроки общаются между собой перед тем, как заключить контракт с клубом из России.
Я тоже интересовался у своих коллег и понял, какая психология у людей в России. К тому же это же хоккей – это международный вид спорта, который очень любим здесь. Рад оказаться в серьезной и сложной лиге.
В среду стало известно, что одним из ваших помощников будет Виталий Ячменев, кто будет еще?
Пока больше ничего не могу сказать, мы еще работаем над этим.


Нужно делать свою работу хорошо
Можете ли рассказать, в какой хоккей теперь будет играть «Трактор»?
В первую очередь, надеюсь, что мы будем выигрывать матчи и как можно чаще. Для меня главное, чтобы ребята были с шайбой большое количество времени, а не просто вбрасывали в зону и там боролись за нее. Нужно играть вместе одной командой, быть единым целым, быть с шайбой, и тогда будет получаться и в атаке.
Можно ли будет сказать, что в какой-то степени ваша новая команду будет действовать как сборная Финляндии?
Финская идеология – это моя идеология, но здесь будет другая команда, где финских хоккеистов будет не так много.
Вы заключили двухлетний контракт, какие цели стоят перед вами?
Каждый раз, когда ты начинаешь работать в новой лиге, с новой командой - у тебя одна мечта - выиграть главный трофей. В КХЛ гораздо больше команд и все они мечтают об успехе, сложная цель для любого. Для начала нам нужно выигрывать больше матчей, чем проигрывать. Понятно, что без выхода в плей-офф никуда. Но нам не нужно думать так много о будущем, будем идти шаг за шагом: от одной тренировки к другой, будем улучшать и развивать свою игру. Нужно просто делать свою работу хорошо и будет результат.
Исполняющий обязанности губернатора Челябинской области Борис Дубровский поставил перед «Трактором» задачу в 2016 году выиграть Кубок Гагарина.
Я еще не читал слова губернатора, но почему нет? Мы должны стремиться к победам, чемпионство – цель номер один всегда.
За последние два сезона вы сначала выиграли чемпионат Финляндии с «Эссятом», затем молодежный чемпионат мира с финнами. Нет давления по этому поводу, от вас будут ждать многого, как от побеждающего тренера?
Это все так, но ничего особенного в этом нет. КХЛ и «Трактор» – это новая страница в моей карьере, и я готов к этому.
Карри, что значит ваша фамилия? В России наверняка вас будут очень часто сравнивать с экзотическим фруктом.
(смеется) В Челябинске мне сразу рассказали, что моя фамилия пишется и читается одинаково и значит «фрукт». Но моя фамилия в переводе с финского значит «камень», а фрукт киви у нас пишется через w, моя же фамилия – Kivi.
21 мая 2014

Карри Киви: Игроки «Трактора» должны гордиться своей командой и городом
Новый главный тренер «Трактора» Карри Киви о своих успехах в Финляндии, хоккейной карьере и Челябинске, который уже успел положительно удивить наставника.


Карри, пару слов о себе.
Я родился в Турку в 1970 году. Когда мне было два года, наша семья переехала в Тампере, поэтому во всех официальных источниках именно этот город значится у меня родным. Обычно после занятий в школе мы много играли в хоккей, и я всегда представлял себя в роли Сергея Макарова или Сергея Бабинова, старался во всём им подражать. Оказывается, они оба из Челябинска и это очень круто! А моя семья – это жена и две дочери, которым 11 и 15 лет.
Некоторые ваши друзья стали докторами, продавцами, учителями. Почему же вы выбрали профессию хоккеиста?
В то время хоккей начал меняться и становился всё более профессиональным. Но я изначально не планировал стать хоккеистом, просто однажды так получилось, и продолжается до сих пор.

Вы участник двух молодёжных первенств мира, на одном из которых вам было всего 18 лет…
Да, я участвовал в МЧМ 1989 года в США и в 1990 году в Финляндии. Мне тогда было 18 и 19 лет соответственно. Тренеры брали меня в команду, где я был один из самых младших, и мне это сильно помогло. Всегда полезно тренироваться со старшими, а уж участвовать в крупных турнирах – так и подавно.
В 1990 году вы были задрафтованы клубом «Ванкувер Кэнакс». Был ли после этого шанс попробовать себя в НХЛ?
Да, конечно же, я был в курсе, что «Кэнакс» выбрали меня на драфте, но приглашения, чтобы даже просто приехать в тренировочный лагерь, так и не поступило. Хотя, конечно, желание попробовать свои силы и, может, даже закрепиться в НХЛ, было.
Вы поиграли в нескольких известных клубах Финляндии и Швеции. Выступление за какую из команд запомнилось больше всего и было наиболее успешным?
Да, за почти 13 лет профессиональной карьеры я поиграл в таких клубах как «Ильвес», ТПС, «Эссят», АИК и «Кярпят». В каждой из команд были как хорошие моменты, так и плохие. Сложно выбрать какой-то один клуб.
Когда именно вы решили стать тренером, и что было движущей силой для принятия этого решения?
Сразу скажу, что я этого не планировал. После того, как я повесил коньки на гвоздь, мне позвонил генеральный менеджер «Эссята» и спросил, не хотел бы я занять пост помощника главного тренера. Для меня это было очень неожиданно, но в то же время – это огромная честь работать тренером в Финляндии, поэтому я долго не раздумывал и согласился.
Тренируя в Финляндии, вы добивались больших успехов, периодически выводя свои команды в финалы, в которых были как победы, так и поражения. Насколько важен опыт поражений для главного тренера?
Здесь на первый план выходит крепость духа и выдержка. Когда ты побеждаешь, то твоя уверенность передаётся игрокам, которые в тебя верят. Когда проигрываешь, то на первый план выходит психологический аспект: игрокам даже на секунду нельзя видеть, что ты растерян и сломлен.
Следом была молодежная сборная Финляндии и чемпионство в этом году. На ваш взгляд, в чём самая большая разница между работой в клубе и сборной?
В Финляндии быть тренером национальной сборной – огромная честь! Разница в том, что со сборной мы около ста дней в году проводим на сборах, а с клубом ты ведёшь ежедневную работу. Везде приятно работать, но, всё же, это немного разные «дисциплины».
Вы никогда прежде не тренировали за пределами Финляндии и, вдруг, приняли предложение из Челябинска. Как планируете готовиться к своему первому сезону за рубежом?
Я всегда следил и, естественно, продолжаю наблюдать за тем, что происходит в КХЛ. У меня есть возможность уже сейчас понять, в какой хоккей играют различные команды в Лиге. И потом, не забывайте, что когда я играл в Финляндии, то мне повезло тренироваться у таких грандов, как Владимир Юрзинов-старший и Василий Тихонов. Так что, кое-какая база у меня уже есть.
Какие у вас остались впечатления от Челябинска и инфраструктуры «Трактора» после визита в город и встречи с руководством клуба?
За время визита я чётко понял, что Челябинск – самый настоящий хоккейный город. Меня сильно впечатлила история города и хоккейного клуба, в частности. Руководители – люди серьёзные и амбициозные, ставящие перед командой реальные задачи. Всё это дополняет прекрасная арена и хоккейная атмосфера, которой пронизан город и люди, живущие здесь. Именно в таких условиях хочется трудиться и добиваться поставленных задач, а также расти в профессиональном плане.


Не могли бы вы рассказать, какой «Трактор» нам предстоит увидеть в следующем сезоне?
Всего рассказывать не буду, сами всё увидите, когда начнётся сезон. Но скажу, что это будет команда, которая многое будет брать самоотдачей и характером. Во главу угла будут ставиться владение шайбой и постоянное давление на ворота соперников. Игроки должны быть горды тем, какую команду и какой город они представляют. И не будет никаких «отмазок», если вдруг ты не выложился на сто процентов и не «рвал жилы» на площадке.
02 июня 2014

Карри Киви: Перемены не случаются моментально
Новый главный тренер «Трактора» Карри Киви рассказал о своём тренерском пути и новых вызовах в работе.
Карри Киви когда-то играл с Теему Селянне, в 31 год он стал работать тренером, а на последнем молодёжном чемпионате мира в Мальмё выиграл с финской командой золотые медали. Этим летом 44-летнему специалисту поступило предложение из Челябинска, от которого он не смог отказаться.

Вы закончили играть в 31 год. Почему так рано? И как решили стать тренером?
Я был недоволен тем, как отыграл последний сезон. Уже в ноябре того года я решил, что это будет мой последний сезон. Сразу же меня позвали поработать ассистентом главного тренера.
Вы были лишь чуть-чуть старше своих подопечных. Это не создало проблемы?
Нет. Сложность была в том, что я не знал все тонкости тренерской работы: что делать, как проводить тренировки. Но со временем понимаешь эти моменты.
Вы работали и с молодёжной сборной Финляндии. Сильно ли работа в «молодёжке» отличается от работы во взрослой команде?
Не очень. У меня один хоккейный взгляд.
Под вашим руководством сборная Финляндии впервые за последние 16 лет выиграла золото.
За один день ничего не происходит. Игроки прогрессируют, а потом наступает момент, когда появляется команда, которая готова победить. И мы были этой командой на молодёжном чемпионате мира в Швеции. Игроки подобрались очень талантливые. У меня были собраны настоящие лидеры в команде, с которыми оказалось легко работать.
Раньше в КХЛ вас звали?
Нет, в этом году получил предложение впервые.
Много знали о КХЛ?
Я многое знал, ведь я живу хоккеем, много-много лет слежу за российским чемпионатом и смотрел матчи КХЛ по телевидению. Конечно, я не знал игроков КХЛ так хорошо, как тех хоккеистов, которые выступают в финской лиге.
И в чём главное отличие КХЛ от финских лиг?
В единоборствах. В матчах КХЛ они очень жёсткие. Не скажу, что на турнире в Нижнем мы играем как надо, но в целом в КХЛ игроки очень хорошо контролируют шайбу. Второй момент – катание. В КХЛ игроки обладают отличным катанием.


Ваши помощники – российские тренеры. Они знакомят вас с русским менталитетом?
Тренеры мне помогают. Я знаю русский менталитет, я читал о нём и слышал. Но всё равно это новое для меня. Я спрашиваю совета у ассистентов, узнаю, как они видят ту или иную ситуацию, и только потом принимаю решение. Понятно, что я не могу приехать в Россию и поставить всё с ног на голову. Я знаю вашу хоккейную культуру и уважаю её. Она отличается от финской, безусловно.
В чём эти отличия?
Я бы не хотел называть конкретные моменты. Все нации различаются между собой: финны и шведы, русские и канадцы. Но мне нравится, что мы разные.
В прошлом сезоне лидером команды был Петри Контиола. Вы встречались с ним в Финляндии летом. Пытались уговорить его остаться в «Тракторе»?
Нет, не пытался. После чемпионата мира у него появилась возможность поехать в НХЛ. Если у игрока появляется такой шанс, то он поедет. Петри уже не молодой игрок, скорее всего, это его последняя возможность заиграть в НХЛ.
Он добьётся успеха за океаном?
Он умеет усердно работать и использовать свой шанс.
На кого теперь рассчитываете как на лидеров?
У нас очень опытные легионеры. Они должны быть лидерами. К тому же у нас много игроков, которым под 30. От них тоже ожидаем хороших результатов.
Не все игроки хорошо себя проявили в прошлом сезоне, у некоторых были проблемы с дисциплиной. Им дали второй шанс. Вы будете уделять этим ребятам особенное внимание?
Мы начинаем с чистого листа. Я знаю историю каждого игрока, но она не имеет значения. Это хорошо для игроков, они могут начать заново. В прошлом сезоне «Трактор» финишировал на 19-м месте. Перемены не случаются моментально, требуется время. Вот посмотрите, на турнире в Нижнем мы провели два плохих матча, но если мы сможем это преодолеть, подняться, забыть неудачи, то станем сильнее. Преодоление трудностей помогает стать крепче. Если ты только выигрываешь и выигрываешь, то в какой-то момент - это может пойти во вред.
Правда, что вы собирались учить русский?
Я начал летом, но это очень сложно. В команде почти все говорят по-английски. Дни у нас сложные – две ледовые тренировки, работа на земле. Сил, времени и энергии просто не хватает. К тому же очень сильно отличается произношение. Мне пока не удаётся даже произносить русские имена так, как их произносите вы. Непривычно.
В КХЛ работало и работает много финских тренеров. Что отличает финскую тренерскую школу?
Опять же я не хотел бы выделять какие-то особенности. Если вы возьмёте пять специалистов из Финляндии, то все пять будут разные. К тому же если одному тренеру - 60 лет, а другому - 40, то их работа будет сильно отличаться.
Вступление «Йокерита» в КХЛ изменит финский хоккей?
Думаю, да. Финны увидят, как хорошо играют российские ребята, какой высокий уровень хоккея в КХЛ, что там не бывает проходных матчей. Через пару лет мы увидим изменения.
Теему Селянне ещё не определился, будет ли он играть за «Йокерит». Вы бы хотели увидеть его в матче с «Трактором»?
Мы когда-то играли вместе с Теему. Нам обоим по 44 года. Не знаю, будет ли он играть. Наверное, он сейчас отдыхает на пляже, загорает и размышляет над будущим.
13 августа 2014

 
Карри Киви: «Я хочу победы!»
Мария Хвостова. Сентябрь 2014
Он не говорит по-русски, но очень любит русский хоккей. Он считает большой честью принять команду из рук опытнейшего Валерия Белоусова и вместе с тем уверен, что «Трактору» нужны перемены. Его рассуждения о спорте больше похожи на философию, но в его понимании мир хоккея стоит не на трех, а на четырех китах.

Карри, почему в детстве вы выбрали именно хоккей?
Мы росли в такое время, когда не было ни мобильных телефонов, ни компьютеров, и все свое свободное время мы проводили вместе с друзьями в играх. А когда собирается компания мальчишек, им нужна такая игра, которая бы их объединяла. Кто-то из моих товарищей выбрал футбол, но большинство, конечно, увлекались хоккеем. Мне было семь лет, когда я встал на лед, с тех пор я в хоккее. Когда мне исполнился 31 год, я закончил карьеру игрока и ушел на тренерскую работу.
Какими качествами, на ваш взгляд, должен обладать хороший тренер?
Самое основное – уровень подготовки, твой опыт. Хороший тренер должен быть всегда готов, готов к любой тренировке, к любой игре, к любой ситуации. Я уже 13 лет руковожу командами, и за это время только убедился в своем мнении. Второе – тренер всегда должен быть «свежим», то есть иметь свежий взгляд и свежие мысли в голове, а в этой голове в свою очередь не должно быть бардака. Я готовлю себя не только физически, но и ментально. У меня для этого есть свои методы. Каждый день я хожу в спортзал, всегда, что бы ни было, каждый день я посещаю сауну и ныряю в бочку с ледяной водой, каждый день я гуляю по несколько часов и готовлюсь к предстоящему дню. Это мой образ жизни, то, что держит меня в форме, не дает расслабиться, и то, что помогает мне справляться с тем огромным волнением и напряжением, которое, так или иначе, присутствует в хоккее.
Вы суеверный человек? Есть у вас какие-то свои приметы?
Нет, я абсолютно не суверен. Каждый день что-то случается, и нет разницы, веришь ты в приметы или нет – это происходит все равно. Жизнь есть жизнь. Но я знаю, что многие челябинцы суеверны.
Челябинцы очень любят хоккей и очень многие болеют за «Трактор». Вы чувствуете свою повышенную ответственность?
Самое правильное слово здесь не ответственность, а честь. Огромная честь для меня представлять сейчас этот город, и это чувство меня не покидает – перед игрой я иду прогуляться, меня останавливают люди с просьбой сфотографироваться, взять автограф, ждут после игры, приходят целыми семьями с маленькими детьми. Я не могу передать словами, как это все важно для меня, и это действительно большая честь для меня.
Парни в команде все разные, с разными характерами – как со всеми удается найти общий язык?
Очень хороший вопрос. Наша команда сейчас представляет из себя своеобразный симбиоз, когда рядом играют и живут люди разных возрастов, от 18 до 38 лет, люди разных национальностей, люди разного менталитета. Объединить их и направить всех в одном направлении – самая сложная задача, я думаю, именно в этом и заключается, скажем так, талант тренера. Это одно из самых сложных в работе. Поэтому мы стараемся все вместе, у нас очень хороший тренерский штаб. Что-то получается достаточно легко, что-то требует нашего внимания, но все это работа.

Какие цели вы для себя сейчас ставите?
В хоккее, как и в любом другом спорте, есть только две вещи – или ты проигрываешь, или ты выигрываешь. Я хочу победы! И только победа может быть нашей целью. А вообще я не люблю заглядывать далеко. Это один из моих принципов.
А какими еще принципами вы руководствуетесь, ведь у каждого тренера своя тактика?
Первое и, наверное, основное – это стиль игры. У команды должен быть свой собственный стиль. Это то, как мы занимаемся вне льда, и то, что мы делаем на льду. Второе – это игроки. Вы уже спросили про команду, да, они все разные, у каждого из них свой талант, так вот задача тренера увидеть этот талант и направить его на пользу всей команды. Третье – это атмосфера, «химия» внутри команды. Это взаимоотношения со мной, с другими игроками, с персоналом, с болельщиками. Атмосфера для меня заключается не в том, чтобы похвалить за хорошую игру, похлопав по плечу, мол, ты молодец, или поругать за плохую. Атмосфера – это когда у игроков, тренеров, массажистов, всех, кто с нами связан, есть амбиции, и они направлены к одной цели. И ты достигаешь чего-то только тогда, когда эти амбиции у вас совпадают. И четвертое – это эмоции. Ты должен играть в хоккей только по одной причине – если ты его любишь. Я с детства играю, тренирую уже очень много лет, благодаря хоккею у меня есть все, семья, друзья, и все это только потому, что я люблю хоккей. И мне хочется, чтобы у каждого игрока были эмоции, чтобы они приходили сюда, и у них глаза горели. Вот эти четыре правила – это моя философия игры. Когда они складываются в единое целое – все получается и ты достигаешь любых высот. Даже самых головокружительных.


Карри Киви: Хоккей – простая игра
Карри Киви – самое неожиданное и, возможно, значительное приобретение «Трактора» в межсезонье. За пару дней до отбытия в Магнитогорск главный тренер челябинцев дал интервью.
Все дни перед отбытием в Магнитогорск «Трактор» вынужденно квартирует в собственной детско-юношеской школе - ледовая арена до начала сентября занята Чемпионатом мира по дзюдо. Карри Киви обустроили тренерскую в маленькой комнате № 104а. Говорить об удобствах не приходится, но финскому наставнику, похоже, это не так уж важно. После тренировки он успел пообедать, сходил в сауну, и был в хорошем расположении духа. Рядом с ним на столе лежал повидавший виды и краску планшет, а истерзанные маркеры испускали последний вздох - видимо, приходится пользоваться ими часто и много...
Карри, как вы оцениваете предсезонную подготовку? Все ли проходит гладко? Все ли вас устраивает?
В хоккее не может всё идти полностью по плану, и мне необходимо реагировать каждый день на то, что происходит. Сейчас моя задача - как можно быстрее познакомиться с ребятами, изучить их, научить их тому хоккею, в который я бы хотел, чтобы играла команда. У нас много игроков в возрасте за тридцать, они разогреваются, набирают форму медленнее.
На пресс-конференции после своего назначения вы говорили, что примерно знаете, чего ожидать от работы в России, в «Тракторе». Соответствует ли тем вашим ожиданиям увиденное на самом деле, или все-таки есть что-то неожиданное?
Конечно, каждый день происходит что-то новое, но мне это нравится. Так ведь в каждой новой стране: если вы поедете в Германию, то каждый день будете подмечать что-то новое. Если окажетесь в Швеции - то же самое каждый день, если сравнивать с Финляндией. Это было одной из причин того, что я приехал сюда - мне нравится получать новые впечатления, когда каждый день что-то новое.
Всеми ли игроками вы довольны, или есть те, кто вас разочаровал?
Я не думаю об этом именно в таком ключе в августе. Это большая разница, если игроку 38 или 18. Идет предсезонная подготовка, и мы все работаем. Начнется сезон, и тогда я буду думать о том, какие игроки устраивают или не устраивают меня. Сейчас у нас есть шесть составов, и я смотрел игры «Челмета», поэтому я хорошо знаю, чем мы располагаем, и с чем будем работать.
Вас устраивает то, что есть в распоряжении или думаете, что придется усиливаться?
Я не из таких тренеров, которые все время говорят в первую очередь про необходимость новых игроков. Это ничего не поменяет. Если у вас есть набор игроков, вы должны сделать команду лучше, чем она была до этого, чтобы все игроки выполняли свою работу на сто процентов. Если они будут работать на 70 процентов, то мы скатимся вниз. Если же все будут работать как команда, стремиться к успехам, то все получится.
Сейчас все мы на красной линии. Есть игроки, которые играют лучше, как я и жду, кто-то не так хорош. Причины могут быть разные - у кого-то это и травмы, и отсутствие мотивации, а кто-то наоборот, провел неудачный сезон, и хочет доказать, что он лучше, или это молодые игроки, у которых много энергии и желания.

Есть ли игроки, которые смогли вас удивить по-хорошему?
Я не хочу называть их имена публично сейчас, в августе. Но конечно, есть пара таких ребят.
Правильно ли я понимаю, что в своей работе вы будете полагаться на те ресурсы, что есть сегодня в команде, в Челябинске?
Мы пока не говорили об этом, я хочу посмотреть, как пойдет дело.
В предыдущем сезоне, пусть по разным причинам и в разное время, но в состав «Трактора» привлекались сразу 11 игроков фарм-клуба «Челмет». На ваш взгляд, нормально ли это, и как вы относитесь к обмену между главной командой и её фарм-клубами?
Я не думаю о таких вещах до того, как они происходят (берет в руки планшет и начинает рисовать). Вот здесь у нас «Трактор», а здесь - «Челмет». Если игрок в «Челмете» хочет расти, подняться выше (а далеко не все игроки хотят этого), попасть в основной состав «Трактора», и он хорошо играет, я это увижу и обязательно его «подниму». Но они должны хотеть остаться в «основе», а не провести пару-тройку игр, а потом отправиться обратно. Надо хотеть остаться и идти дальше, делать следующий шаг, и серьезно для этого работать.
Те, кто стал участником или свидетелем ваших тренировок, практически в один голос говорят о том, что тот тренировочный процесс, который вы предлагаете, как минимум нов и необычен, во всяком случае, если сравнивать с тем, к чему здесь привыкли. Вы действительно предлагаете что-то инновационное, или же просто у нас отстали в методике тренировок?
Есть много способов делать это (готовиться и тренироваться - прим. ред.). Например, в Финляндии мы делаем это по-своему. Но сейчас я в России, в «Тракторе», и мы не можем идти ровно тем же путем, потому что история у игроков другая, у клуба есть свой, определенный стиль игры. В августе я должен понять, что я должен сохранить, и что нового могу принести. Хорошая вещь в том, что мой хоккей очень простой. Я стараюсь найти лучший вариант того, как все это совместить.
Я видел не так много тренировок в школе, у молодых игроков, но точно знаю, что их здесь действительно хорошо тренируют. Растет много талантов, все в клубе помогают им расти, тренироваться. Но когда многим остается совсем немного до того, чтобы попасть в «Трактор», они останавливаются, перестают тренироваться, потому что уже всем довольны. Но они должны хотеть бОльшего, должны хотеть стать профессиональными игроками, а не просто потренироваться с «Трактором» пару раз.
Что мне не нравится, так это сравнивать разные стили. Все играют по-разному. Чехи играют иначе, чем в России, Швеции, Финляндии или Канаде с США. И в Финляндии, кстати, не все играют в одном стиле, в одном ключе. Нет какого-то одного стиля, их множество, и очень разные. В России, кстати, разные команды тоже играют в совершенно разном стиле, при том, что у них русские тренеры. Разнообразие делает лигу сильнее.

Вы попросили ввести в штат клуба ставку видеотренера. Довольны ли вы инфраструктурой клуба, в том числе в части организации тренировочного процесса?
В клубе все хорошо организовано. Видео же мне нравится тем, что с его помощью в десять раз легче показать игроку его ошибку или то, как я хочу, чтобы он играл, чем, если бы я объяснял ему это на планшете.
В хоккее, да и во многих других игровых видах спорта все чаще находят применение системы так называемой «продвинутой статистики», в том числе системы автоматизированного сбора статистики и данных в онлайн-режиме. Видите ли вы необходимость в такой системе?
Нет, это не мой стиль. Я и так получаю огромное количество информации, из которой использую вот такую часть (показывает расстояние между пальцами одной руки). Думаю, что информации, которую я имею, достаточно, чтобы понять того или иного игрока. В своей практике я использую несколько устоявшихся для меня наработок, из которых я получаю информацию о том, на что способны игроки, как они могут играть.
Конечно, есть тренеры, в том числе в Финляндии, которые в своей работе используют огромное количество информации, гораздо больше, чем использую я. Но у каждого тренера по-своему. Знаете, что общего во всем этом? Если вы хотите пиццу, вы идете в пиццерию. Если вы хотите забивать - 90 процентов голов забивается отсюда (кружком отмечает на планшете зону перед воротами, «пятачок»). Если же вы играете у бортов, голов вы не забьете.
Один из наших известных футбольных тренеров, в раздевалке любил кричать на игроков, показывая на штрафную площадь: «Ваши деньги - здесь! Идите, и заберите их!». Вы требуете что-то похожего?
В этом плане - да. Понимаете, все дело в том, проигрываете вы или выигрываете, и ничего между этим. Вы должны забивать на чужом пятачке и хорошо защищаться на своем. Все просто.
После игры всегда есть результат, например, 3:2, и строчки с теми, кто его сделал. Об этом вы прочтете в газетах. Но вы когда-либо читали про то, как, например, Рустам (показывает на переводчика) искусно продержал шайбу в средней зоне целых сорок секунд? У меня именно такое отношение к игре.
Карри, во всем мире хоккей постоянно меняется. Как вам кажется, в какую сторону он развивается?
Он развивается в правильном направлении. В этом году хорошие, своевременные изменения в правилах. Например, в определении проброса. Это хорошо, потому что в последнее время бОльшая часть ведущих команд играют в основном в средней зоне, и вся игра становится одной тактикой. Новое правило заставит всех раскрыться.
То же самое касается и увеличения размеров зон атаки и обороны?
(берет планшет и начинает активно чертить) Если у вас есть умные защитники, хорошо играющие на синей линии, это поможет. Если вы располагаете шустрыми форвардами, такими, как Глинкин, которые быстро катаются в чужой зоне, и их трудно остановить - в этом плане изменения хороши. Но вообще, я еще не знаю до конца. Сложно говорить.
Как эти изменения повлияют на организацию атакующих действий, на игру в неравных составах?
Что касается атаки, то я не думаю, что все резко поменяется. Если у тебя шайба - иди вперед! Но точно сказать пока трудно. Что же касается неравных составов, то конечно, забивать в большинстве станет легче, а обороняться в меньшинстве станет труднее.
Готовите ли вы новые тактические схемы, исходя из изменений в правилах?
Конечно, готовлю (улыбается). Вообще я каждый год примерно десять процентов моих наработок выбрасываю в корзину и готовлю что-то новое. За пять лет получается, что обновляюсь примерно наполовину. Это много. Но мы должны все время придумывать что-то новое. Защитники становятся умнее, оппоненты привыкают к тому, что вы им предлагаете, и это больше не сработает. Значит, на следующий сезон вы должны измениться, придумать что-то новое, к чему они не готовы. Впрочем, иногда ты возвращаешься к тому, что было когда-то раньше, и это может сработать.
Я все время внимательно следил, например, за сборной России. И в последние пять лет она все время менялась. Они ведь не выигрывали чемпионаты мира пятнадцать лет. А за последние семь лет взяла «золото» четыре раза. Потому, что начали меняться, каждый раз играть немного иначе.


И всё же - куда, в какую сторону движется хоккей?
Если говорить о том, что происходит в целом, то конечно, развивается, постоянно меняется всё, что касается тактики. Хотя у всех свой стиль. Но хоккей должен быть умным - если вы просто выйдете на лед поиграть, вы точно ничего не выиграете. Точнее, что-то у кого-то иногда будете выигрывать, но чтобы завоевать трофей - так не бывает. И мы не должны стоять на месте, привносить что-то новое.
Это ведь повышает требования не только к тренерам, но и к игрокам, к их интеллекту...
Да, потому что игра становится все быстрее. Много матчей, у нас - 60 игр в регулярном сезоне. Игроки, чтобы играть в КХЛ, в НХЛ, должны быть в очень хорошей форме. Их основная задача - расти, развиваться вместе с хоккеем. Задача нас, тренеров - помогать им в этом.
Will beats skill - воля, желание бьет класс. Сегодня это именно так - человек с желанием всегда обыграет просто технически оснащенного хоккеиста. Если снова вспомнить прошлый сезон - сборная России выиграла чемпионат мира. Они играли очень старательно, особенно при игре один в один. Если надо защищаться - они действительно защищались всей пятеркой. Когда надо атаковать - так же атаковали, и очень хорошо.
Какой командой вы видите «Трактор»? Сильной, быстрой, умной, дисциплинированной? Что будет преобладать?
Я могу сказать лишь одно: сезон начинается в сентябре, а заканчивается весной. Чтобы что-то выиграть, мы должны все время улучшать свою игру. Да, конечно, всегда и всем нужен хороший старт. Хотя хороший старт не значит хорошее завершение.
Есть разные команды - кто-то вместе в этом составе всего шесть недель, как мы, а кто-то играет друг с другой два или три года. И это большая разница. Но все время надо стараться играть лучше, и стараться при этом выигрывать - от побед и атмосфера в команде лучше.
Что для вас важнее - игра команды или результат?
Всегда все дело в результате. Мы играем для того, чтобы выигрывать.
Не важно, как его достигать?
Знаете, если вы хорошо играете, то выигрываете чаще. Мы играем четыре игры в неделю. Иногда вам может повезти разок, иногда - два раза, но не три или четыре. Если вы выигрываете, значит ваша игра хорошо сбалансирована.
Но я не тот тренер, который говорит (произносит подчеркнуто медленно) «мы попробуем развивать что-то в течении года, а там посмотрим». Для меня результат важен каждый раз.
Вы обжились в Челябинске?
Да, вполне. Знаете, что удивительно? Когда я сюда ехал, думал, что будет хорошо целый год провести время так, чтобы когда ты выходишь в город, никто бы тебя не узнавал. Но этого не произошло. Каждый раз, когда мы гуляем по Кировке, подходит много людей, желает удачи, фотографируется.
Вы готовы к тому давлению, которое будет вас преследовать со стороны прессы, болельщиков, и даже властей? Вы можете сравнить это с давлением в Финляндии?
Везде одно и то же, даже в моем родном городе в Финляндии: когда ты проигрываешь, все идут с выражением лица, словно с похорон, а если выигрываешь, все тебя приветствуют и счастливы. И всегда у людей много ожиданий.
Знаете, чему я научился? Ты не должен начинать думать об этом давлении. Именно поэтому после тренировки я иду в тренажерный зал, или катаюсь на льду, или зимой купаюсь в проруби (в клубе рассказали, что для Киви уже подготовили специальный чан с ледяной водой). Я наедине, и размышляю о том, что мы сделали и что нам еще надо сделать на ближайшей тренировке или в игре. Если же ты начнешь думать о давлении и ожиданиях, ты сойдешь с ума.
Профессия тренера - это во многом профессия учителя. Как вы относитесь к своим игрокам - как к профессионалам, как к ученикам, как к подчиненным или как к товарищам?
(отклонившись на спинку стула, и после небольшого раздумья) Хороший вопрос... Игрок - это игрок. Это не то же, что в школе - ла-ла-ла. У нас много опытных ребят, к которым вряд ли надо относиться как к студентам... Но я не верю, что игрок, которому 20-25 лет, видит всю картину в комплексе. Обычно они смотрят несколько Уже, только то, как именно они играют.
Конечно, я хорошо знаю, что здесь свой стиль, своя история, и продолжаю это изучать. Но знаете, принимать решение всегда мне. И мне не нравится, когда игроки приходят и начинают расспрашивать, что да почему. Мы можем, конечно, побеседовать, обсудить, выяснить что-то. Август для этого мне и дан, чтобы общаться, узнавать, выяснять для себя многое. И я слушаю многих, прислушиваюсь. Но решение всегда принимать мне.
Главный тренер всегда один, всегда одинок. Все ведь приходят в тренерскую - и игроки, и коллеги, и болельщики, и журналисты. И отовсюду есть давление. Но ты не можешь менять свое мнение, исходя из того, что все тебе говорят. Ты должен знать, что ты делаешь, должен понимать, как улучшить игру.
У вас есть любимые произведения по педагогике или по философии? Кто ваш любимый философ?
Стараюсь учиться вещам, связанным с различным поведением человека, потому что... Вот, например, передо мной два игрока. И я накричу на обоих, но реакция будет разная - кто-то от этого заиграет лучше, кто-то наоборот. Все понимают немного по-разному. Моя задача - найти правильный путь к каждому, чтобы каждый из игроков стал играть лучше.
Я не так часто, но читаю, и стараюсь почерпнуть для себя что-то отовсюду. Когда я где-то вижу хорошую мысль, стараюсь записать ее для себя. И это могут быть не только книги, но и газеты, интернет, или просто разговор. Вот если есть хороший вопрос, даже от журналиста (я не ненавижу журналистов), который заставит меня задуматься - я задумаюсь, и что-то начну придумывать дома. А к понедельнику кое-что придумаю для команды. Но я вам не позвоню, чтобы сообщить, что это ваша идея. И вообще никому об этом не скажу (улыбается).
Получается, у вас есть своя философия хоккея?
Конечно.
В чем она заключается?
Я уже это нарисовал на планшете (показывает маркером на два круга на «пятаках» перед воротами). Вот почему мы каждый день тренируем раскаты, начало атаки. Потому что если мы много создаем моментов и забиваем, то мы можем лучше и защищаться на своем пятачке.
Кроме того, я должен хорошо знать особенности своих игроков. И если кто-то делает ту или иную вещь хорошо, и у него «попёрло», я не стану запрещать это делать до тех пор, пока это приносит команде пользу. Любое действие должно идти на пользу команде.
Похоже, что по-вашему, хоккей - довольно простая игра. Так ли это?
Для меня всегда было именно так. Многие вещи, конечно, меняются, но не это. Хоккей - простая игра.
Фото - Павел Табарчук (slo-vo.ru)
27 августа 2014


Карри Киви. Финский первопроходец
Челябинская хоккейная земля еще ни разу не видела иностранного специалиста у руля «Трактора, и Карри Киви стал для болельщиков лицом перемен, произошедших в межсезонье.
С Валерием Белоусовым ушла эпоха, которая навсегда останется в наших сердцах, эпоха побед и выразительного хоккея, не оставлявшего равнодушным никого. Но игра, являющаяся для многих целой жизнью, не стоит на месте, и «Трактор» сделал беспрецедентный шаг в своей 67-летней истории, пригласив под «черно-белые» знамена наставника из Финляндии. Сначала Карри заинтересовал всех своей фамилией, затем достижениями, а следом и словами, не оставляющими сомнений в том, что он сформировал свою философию и видение игры. Сейчас Киви доказывает слова делом и стоит в самом начале долгого пути. Он открыт, амбициозен, уверен в себе и способен работать по 25 часов в сутки. Бурлящий хоккейный Челябинск неожиданно быстро принял его и Карри Киви готов платить публике той же монетой.

Хоккей в России – как футбол для Бразилии
Карри, первые четыре выездных матча первенства стали вашим первым турне по России. Что удивило? Дворцы, люди, окружающая обстановка?
Особенно ничего не удивило. Перед каждой игрой я немного прогуливался по городу. Везде есть какие-то свои отличия. Но больше всего понравилось то, насколько хоккейная культура развита в России, насколько амбициозны представители клубов, болельщики. Здесь все «заражено» хоккеем, если можно так сказать. Хотя я слежу за российским хоккеем очень долго, фактически всю жизнь, но такого я не ожидал. Здесь люди реально не могут жить без этой игры. Это как футбол для Бразилии.

Все игроки должны получать примерно равную нагрузку
Форварды «Трактора» по ходу некоторых встреч часто перемещаются из одной тройки в другую. Это часть вашей игровой концепции?
Наоборот, я являюсь сторонником меньших перемен. Все эти изменения связаны с тем, что у команды в каких-то играх очень много удалений. У меня есть бригады меньшинства: первые нападающие - Костицын и Уилсон, вторые - Панов и Булис, третьи - Основин и Кокуёв. То есть, один игрок тройки не выходит на лед и потом приходится это компенсировать. То же самое, когда мы играем большинство, поэтому такая ротация - это необходимая мера.
Вообще же, я консервативен в этом смысле. Если звено хорошо играет весь год, то я оставлю все как есть. Еще я очень внимательно слежу за распределением времени среди линий нападения. Первая тройка играет 17-20 минут, вторая – 15-17, и так далее, поэтому я отталкиваюсь от того, что игроки из четвертого звена должны играть не меньше десяти минут. Это очень важно, чтобы все получали более или менее одинаковую нагрузку. Понятно, что всегда так не будет. Допустим, вот Андрей Костицын сыграл в одном матче 21:40. Я понимаю, что это много, но я чувствовал, что для него и команды это было нужно.
Ожидали ли, что Андрей Попов так быстро вернется в строй после травмы и сразу станет одним из лучших в команде?
Нет, конечно, такого быстрого восстановления я не ожидал. Андрей молодец, сыграл все матчи в довольно-таки серьезном выезде и дома, хотя только пришел в себя после травмы. Его игра для меня – приятный сюрприз и поэтому Попов с каждым матчем поднимался в составе, потому что он хорош.
Считаете ли вы, что 60 игр за сезон в «регулярке» – это нормальное количество для России. И как относитесь к идее Лиги увеличить количество матчей до 70-72?
Такое напряженное и интенсивное расписание - это нормально, но как такового ответа на этот вопрос у меня нет, потому что каждый год здесь что-то меняется. Нам остается лишь только играть и если добавить на десять встреч больше, то будет почти как в НХЛ. Я считаю, что 60 - уже нормальный уровень, хотя поделиться полными ощущениями от этого я пока не могу. Единственное, что я ощутил - это четыре игры на выезде подряд. Такое уже было в моей карьере в Финляндии, но структура проведения матчей была немного другая, а такого, чтобы игры через день, у нас не было. Скажу лишь, что подобный ритм довольно-таки тяжел. Я увидел это по состоянию ребят на последней выездной игре против ЦСКА.

Допустимый предел для моей команды – три-четыре штрафа за игру
КХЛ сейчас представляет из себя довольно космополитичную лигу, объединяющую клубы из разных стран и планирующую расширяться дальше на Восток и на Запад. В то же время «умирают» некоторые известные российские клубы. Хороша ли эта тенденция на фоне команд со славной историей, прекращающих свое существование?
Не считаю себя экспертом по российской лиге, но, допустим, по моей информации есть команды, которые приходят, а есть те, которые ушли, а потом вернулись. На мой взгляд, хорошо, когда команды возвращаются. Так же «Лада», как пример. Она долго не играла, а теперь в составе КХЛ. Я надеюсь, что «Спартак» тоже возродится через год или два, и все будет нормально. А то, что Лига растет, это конечно здорово, потому что хоккей меняется, расширяется, и все больше и больше людей увлекаются им.
Седьмой сезон КХЛ уже сейчас ассоциируется с ужесточением трактовок нарушений правил, что способствует большему количеству заброшенных шайб. Болельщикам это нравится, игрокам и специалистам временами нет. Какой стороны придерживаетесь вы?
Это здорово для тех хоккеистов, которые являются «играющими». Три-четыре штрафа – это всегда был допустимый предел для моей команды в игре. Я сразу сказал ребятам на тренировке, что мы будем привыкать и адекватно реагировать и чем быстрее мы это сделаем, тем будет лучше. В итоге мы придем к трем-четырем штрафам за игру, не должно быть никаких зацепов, ударов клюшкой, ничего такого. Хотя бывали и так называемые «ленивые» штрафы, когда игрок просто недорабатывал и получал удаление. Конечно, никто не хочет такой игры, чтобы люди действовали по полматча в неравных составах, ведь это уже не хоккей. Но ужесточение правил - это хорошо для «играющих» ребят.
Почти каждый год наши лучшие выпускники уезжают в Северную Америку. Есть ли такая тенденция в Финляндии и с чем это связано?
В Финляндии такое тоже существует, это началось года два-три назад. В мое время, когда я играл, это было просто великое событие для человека – переезд в Америку. Сейчас же ситуация такова, что молодой человек, если он думает, что слишком хорош для молодежной лиги и недостаточно хорош для SM-лиги, сразу принимает решение уехать прямо сейчас. Но далеко не все на это способны. Можно посмотреть на игрока и с самого начала сказать, что у него ничего не получится. Да, может он окунется в американский образ жизни, американский хоккей, но как хоккеист он принимает плохое решение. И примеров очень много. Самое лучше для таких ребят – это оставаться в SM-лиге и развиваться там. Конечно, это не очень хорошее явление, ну тут ничего не поделаешь. Мы не можем останавливать игроков - у них свой выбор, на то они, собственно, и хоккеисты, чтобы выбирать.
Челябинск - самый хоккейный город на карте России. Удалось ли за время, проведенное здесь, понять, в чем суть этого явления?
Я полностью согласен с формулировкой вопроса. Да, действительно, мне хватило 15 минут, чтобы понять это и во многих интервью я говорил, что здесь все живут и дышат хоккеем. Это можно почувствовать хотя бы на ЧТЗ, где мы тренировались. Там тоже своя неповторимая атмосфера игры.
18 сентября 2014


Карри Киви: «Трактор» у челябинцев – в сердце. Надеюсь, что так будет всегда
Экс-главный тренер «Трактора» о работе в клубе и его болельщиках.

Какие у вас впечатления от вашей работы в «Тракторе»?
Все знают, что мне очень понравилось здесь, в Челябинске. Люди, хоккей, атмосфера, просто всё. У меня была мечта - выйти в плей-офф с «Трактором», и почувствовать, что такое плей-офф здесь. Но этого не случилось, и я, конечно, разочарован, потому что верил, что могу сделать команду достаточно выигрывающей. Но жизнь есть жизнь - если ты не выигрываешь достаточно много, ты платишь свою цену.
Что, на ваш взгляд, пошло не так?
Я бы не хотел говорить об этом публично. Конечно, я анализировал, что происходило и произошло, но всего не смог объяснить даже сам себе. Каждый день я записывал для себя, что происходило, что делалось, что я говорил ребятам, но это мой анализ, и я не буду его делать открытым.
Я не смог сделать команду, которая бы побеждала достаточно часто. Вот в чем причина. Работа главного тренера, что в Финляндии, что в России - сделать так, чтобы команда побеждала. Не важно, как именно это делается.
Где в том, что произошло, ваша вина, а где - не ваша?
Главный тренер это тот парень, который всегда отвечает за то, какое место занимает команда. Именно так! Значит, это именно моя зона ответственности.
Но на лёд выходите не вы, а игроки.
Да, но все равно дело в тренере. Иногда мы можем вытащить из команды все лучшее, на что она способна, иногда нет. Если я не смог сделать так, чтобы «Трактор» играл так, как я хочу, значит это моя вина. Моя.
Я, видимо, не смог до конца донести мои идеи до игроков. Я пытался, зная, как играют в России, зная, как могут играть те же Глинкин, Чистов, имея свои наработки, идеи, создать своего рода микс... Но, конечно, я не удовлетворен тем, как мы играли.
Если защитник делает плохой пас в начале атаки, то я обязан ему объяснить, научить его, как сделать так, чтобы не повторять ошибки. Если это происходит вновь - виноват тренер.
Есть мнение, что во многом неудачный результат предопределила травма Майкла Гарнетта...
Не нужно искать причины и на что-то ссылаться. В прошлый наш разговор я сказал, что не может быть никаких оправданий. Это остается в силе. К тому же, опять-таки, что-то я не могу объяснить даже самому себе. Я получил свое время - 20 игр, и если нет результата... Нельзя врать самому себе, хотя я, конечно, все еще обдумываю, что же именно произошло.
Вы ведь впервые за карьеру покидаете команду посреди сезона?
В середине сезона - да. Была когда-то, в первый год моей тренерской карьеры, ситуация, когда я ушел в другую команду за неделю до начала чемпионата. Но это была совсем другая ситуация - в той команде было 80 игроков, в том числе 12 вратарей (улыбается).
Что скажете о лиге, об уровне хоккея в КХЛ?
Очень высокий уровень, здесь нет плохих матчей. И здесь прекрасное место, для того чтобы тренировать. Календарь игр плотный - по 13-14 матчей в месяц, и тебе нужно не просто тренировать, но и развивать команду изнутри. И, конечно, одновременно развиваться самому.
Но разве можно при таком графике еще и развивать команду?
Да, безусловно. Вот что я думаю об этом. Когда мы начали работать в июле, было шесть недель, чтобы подготовить команду к сезону. По-моему, этого вполне достаточно. Если я не смог за это время научить команду играть, так как вижу... Хорошо, в сентябре еще может что-то не получаться. Но если вы хотите что-то выиграть в апреле, то уровень игры команды должен постоянно расти, и в январе надо быть лучше, чем в сентябре, а к апрелю - лучше, чем в январе. И поэтому пути идут все команды, которые хотят выиграть.
Кого из игроков вы считаете лучшими в «Тракторе» сейчас?
С игроками все в порядке. Капитан команды Булис, Атюшов, Панов и Куинт- это те ребята, которые мне очень помогали, и помогали много. Я всегда думаю об игроках хорошо, но об этих четырех - особенно. Если же говорить, кто из команды сильнее на льду - знаете, это все равно что сравнивать, кто из твоих детей лучше. (улыбается) Игроки разные, и Глинкин отличается, например, от Пигановича.

Как вам кажется, на сколько процентов реализует свой потенциал «Трактор»? Насколько он может прибавить?
Я не знаю. И никто не знает. Есть еще сорок игр, чтобы показать, продемонстрировать это. Есть место в турнирной таблице, и этот показатель самый честный. Вот шестьдесят игр, а потом смотришь, где оказался. Я всегда верю в свою команду.
И сейчас верите в «Трактор»?
Да, конечно! Есть цель - попасть в плей-офф, и она вполне достижима. Мы от зоны плей-офф отстаем на одно очко, и отыграть его за 40 игр - вовсе не чудо. Если ребята поймают игру - все может произойти.
Ницше сказал «То, что нас не убивает, делает нас сильнее». Вы после того, что произошло с вами в «Тракторе», станете сильнее?
А я, что, похож на слабенького? (улыбается) Расстраивает то, что я имел шанс создать здесь, в этой обстановке, что-то особенное, но не получилось. Но я действительно был готов ехать сюда, каждый день после тренировки занимался в зале, ходил в сауну, купался в холодной воде, чтобы держать себя в тонусе, а голову - ясной. И я отдал команде все, что мог. Не было такого, чтобы я не сделал чего-то, что мог бы.
Я давно в хоккее, и много что видел. Видя, что происходит на этой неделе, я часто знаю, что будет на следующей. Так что больших сюрпризов не было. С другой стороны, я, конечно, получил большой опыт. Ведь для меня здесь все было новым - люди, персонал в клубе. Но я уже сказал, что знал, куда ехал, и то, что я здесь увидел, мне очень понравилось
Знаете, когда мне довелось тренировать молодежную сборную, то я сказал на первой встрече с игроками: «Вы носите свитер сборной Финляндии. И я не хочу, чтобы, когда мы приедем на турнир, вы ходили скромно, восторженно приговаривая: "о, вот это Канада, а вот это США". Нет, вы должны ходить, расправив плечи и с высоко поднятой головой».
И тоже самое здесь. Когда я вижу на трибунах людей, носящих шарфы «Трактора», и затем иду в раздевалку... Я пытался объяснить ребятам: «Если эти люди такие, если они любят "Трактор" всем сердцем, то, черт побери, вы должны это почувствовать! Просто посмотрите на этих людей! Сколько можно получить от них энергии!» Но что-то не так, если это не цепляет игроков, которые должны гордиться тем, что делают, тем, частью чего они являются...
Знаете, это так чувствуется... Когда мы тренировались в ледовом дворце школы «Трактор», было замечательно смотреть на то, как по старому дворцу, пропитанному историей клуба, идут маленькие хоккеисты с сумками, из которых, наверное, вырастут новые Харламовы. Этим ощущением надо проникнуться.
У нас как-то принято, что «поэт в России, больше чем поэт», а тренер в команде - почти всегда больше чем просто тренер. Вы же привыкли заниматься только своей непосредственной работой. Не было ли в этом ошибки с вашей стороны? Ведь тот же финансовый рычаг давления на игроков в тренерских руках - один из самых эффективных методов их воспитания...
Я понимаю, о чем вы (посерьезнел). Когда я ехал сюда, для меня было важно понять вашу культуру, менталитет игроков, научиться этому. И я начал учиться с первого дня, много спрашивал всех, кто меня окружает. Вы не можете быть здесь тренером, если вы не знаете культуры. К тому же в команде не только россияне, но и легионеры, и это тоже надо учитывать.
Конечно, если бы я, когда начинал работать, уже имел те знания, что есть у меня сейчас, какие-то вещи я бы сделал совсем по-иному. Но я все равно остаюсь прежде всего «тренером на льду».

Есть такой анекдот, про директора завода, который оставил преемнику три конверта с советами. Что бы вы, если бы оставляли такие конверты своему преемнику, Андрею Николишину, написали бы в них?
(после раздумья) Николишин же играл здесь, верно? Я-то иностранец... Знаете, все дело в аудитории, в людях, в том, как они ведут себя в Челябинске, как относятся к хоккею, к «Трактору». Очень важно взять у них эту энергию и передать её команде. Не давление, а именно энергию! Когда идешь по арене, и видишь, как люди, пришедшие на матч, гордятся тем, что у них на груди эмблема команды, клуба... (встает и начинает активно жестикулировать) Когда выходишь из раздевалки, ты просто чувствуешь эту гордость у людей в сердцах. Здесь не надо наигрывать - я горжусь, что стоял на тренерской скамейке за моими ребятами и был частью всего этого.
Я здесь всего несколько месяцев, и живу здесь, не видя семьи. И если я, иностранец, всю эту энергию чувствую, то что же говорить о других людях, которые стоят с поднятыми над головой шарфами, когда играет гимн?! Я надеюсь, болельщики в итоге получат больше от команды. Потому что они это заслуживают.
Что вы им пожелаете?
(улыбнулся) Не меняйтесь! Знаете, рядом с домом, где я живу, есть лес. И я каждый день там гуляю. И каждый раз, каждый день я встречаю по пять-десять людей, которые узнают меня, здороваются, желают удачи, просят автограф, фотографируются. Скажите, много ли в мире еще таких мест, где тренера команды узнают даже в лесу?! А ведь это все потому, что «Трактор». И я надеюсь, что люди по-прежнему будут с «Трактором» в своих сердцах.
25 октября 2014