Сбор средств

Показаны сообщения с ярлыком Малько Михаил Матвеевич. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Малько Михаил Матвеевич. Показать все сообщения

суббота, 14 февраля 2015 г.

Малько Михаил Матвеевич



Малько Михаил Матвеевич 21.10.1946
















Н.Тагил. Нападающий. Мастер спорта СССР. Заслуженный тренер России. Воспитанник Н.Тагил (тренер – Н.В. Канаев). Игровой номер № 16 (Автомобилист).
Карьера игрока: Спутник (Н.Тагил) – 1964/65-1966/67, Звезда (Чебаркуль) – 1967/68-1968/69, Автомобилист (Свердловск) – 1969/70-1979/80, Рубин (Тюмень) – 1980/81-1982/83.
Карьера тренера: Луч (Екатеринбург), хоккейная школа «Спартаковец» (Екатеринбург), Динамо-Энергия (Екатеринбург) – 1997/98-1999/00, Спутник (Н.Тагил) – 2000/01-2001/02, Зауралье (Курган) – 2003/04-2005/06

Окончил профтехучилище №10 Уралвагонзавода, Свердловский техникум физкультуры, пединститут, Высшую школу тренеров в 1985 году. Начал играть в детской команде секции хоккея Уралвагонзавода Нижнего Тагила у тренера Н.В.Канаева. В сезонах 1964-1965, 1965-1966, 1966-1967 годов (до декабря 1966 год) за «Спутник» - 54 игры, 10 шайб. В «Звезде» (Чебаркуль): с сезона 1966-1967 (с декабря 1966 г.) по сезон 1968-1969 годы, забил 64 шайбы. В «Автомобилисте» (Свердловск) -11 сезонов (1969-1970 по 1979-1980 годы), забил 272 шайбы. В «Рубине» Тюмень - 3 сезона (с 1980-1981 по 1982-1983 год), забил 84 шайбы.
Всего за 18 сезонов в командах мастеров забил 430 шайб - это 17-й результат среди бомбардиров всех чемпионатов с сезона 1946/47 год. Лучший бомбардир в истории свердловского «Автомобилиста» и второй бомбардир в регионе «Урал-Западная Сибирь».
Тренировал команды «Луч», «Автомобилист» (Екатеринбург), работал в школе хоккея «Спартаковец». Главный тренер «Спутника» в сезонах 2000 -2001 годов и 2001-2002 год. Лучшее достижение: 6-е место в дивизионе «Восток» высшей российской лиги и выход в финал Кубка федерации. В сезонах 2002-2003 по 2004-2005 г.г. тренировал команду «Зауралье» (Курган).

Михаил Малько: Харламов, пальто в рубчик и с «лопаты»
В Санкт-Петербурге в июне 1998 проходил Кубок мира «Белые ночи» среди ветеранов отечественного хоккея. И возглавлявший челябинскую команду ветеранов «Трактор» А.З.Картаев пригласил свердловскую тройку Баулов - Краев - Малько. Любо-дорого было смотреть на игру этого звена. Здесь-то после длительного перерыва я вновь увидел в игре Михаила (уже Матвеича) Малько. Технично и красиво, с улыбкой действовал на льду этот подтянутый форвард, по-прежнему, раз за разом огорчавший вратарей соперника.
Михаил Матвеевич, расскажите о своей биографии. Как вы начинали?
Родился 21 октября 1946 года в Нижнем Тагиле. Начинал играть в «Спутнике». В 10 лет пришел в русский хоккей, к Николаю Васильевичу Канаеву, когда принимали, был тест - прокатить стометровку. А у меня - коньки- «гаги» с зубчиками. Я толкался носками, набирал скорость и быстро катился. Два раза пробежал - не записывают. Потом говорят: «Парень настырный, в воротах будешь». Выдали хорошие канадские коньки. Год играя в воротах, научился на них кататься. Когда стали набирать в «шайбу», это пригодилось. Да и общая подготовка была неплохая. Занимался конькобежным спортом, играл в волейбол, футбол и баскетбол.
Через год в хоккее с шайбой вы вновь попали к тренеру Канаеву?
Канаев был основным детским тренером. Однажды он, может и вскользь, обо мне сказал: «...Если надо, то пробьет, протащит, забьет, у него есть игровая хитринка». Я запомнил и пошел по жизни с этим напутствием Николая Васильевича.


До 1966 года. Играя в команде мастеров «Спутник», встретились с командой города Чебаркуля, которую тренировал Борис Викторович Поспелов. Команда только вошла в класс «А» и шла на последнем месте - им нужны были игроки. И всю нашу тройку (Михаил Малько - Валерий Коршакевич (брат Володи, который стоял в воротах за «Трактор») - Семен Чудиновских) чебаркульцы уговорили перейти к ним «служить». Мы поступили не совсем хорошо по отношению к «Спутнику»: отдали форму младшему брату Коршакевича, чтобы он ее сдал, а сами уехали в Чебаркуль. За день нам оформили все документы, вплоть до военного билета и принятия присяги, одели в форму и отправили к генералу Музыкантову. Мы тут же вылетели в Ленинград и сыграли за «Звезду» матч с местным «Динамо». В первой же смене я забил гол. Поехали в Куйбышев, где взяли три очка. После этого пошли вверх и заняли 5-е место, оставшись в классе «А». А в следующем сезоне - первое.
В последний наш сезон «Звезда» играла уже в (первой лиге. Из 12-ти команд заняли пятое место. По всем результатам в Союзе мы были 17-ми. Это
лучшее место армейской команды Чебаркуля за всю ее историю.
Меня окружали замечательные люди. Одновременно со мной «служили» Валера Харламов, Саша Гусев, Коля Макаров, Володя Воробьев (потом играл в Уфе), Юра Гомоляко (отец Сережи).

На тренировках Харламов был выдумщик: необычный финт, сыграет клюшка-конек, сделает пас с подкидкой, пас из-за спины. Валерий любил хоккей, жил хоккеем, был «поражен хоккейным вирусом».
Видно, Анатолий Владимирович Тарасов привил. Его энергия нас подхлестывала.
Начальником команды был Владимир Филиппович Альфер. Когда мы только пришли с «гражданки», то называли его по имени-отчеству. А он: «Какой Владимир Филиппович? Товарищ майор». Уже потом, когда перевелись в Свердловск, то обращались только по званию. Армейская дисциплина была очень жесткая.
История, вообще-то, интересная. Тренер челябинцев Виктор Иванович Столяров пригласил меня в «Трактор». Я уже и заявление написал, согласие дал и подъемные 250 рублей получил - хорошие деньги были по тем временам. Но, продолжая выступать за чебаркульскую «Звезду», приехал в Москву на матч с «Локомотивом». Молва о моем переходе в «Трактор» уже пошла. И меня сразу стал перехватывать «Автомобилист». Подошли тренеры свердловчан: «Михаил, ты подумай. Ты же из Нижнего Тагила, рядом со Свердловском». А я уже на подъемные купил ратиновое пальто - оно тогда было модное, все хоккеисты носили. А тут такое предложение: «Автомобилист» занимает пятое место в 1969 году, обыгрывает ЦСКА, команда гремит. А «Трактор» практически «вылетал» из высшей лиги, еле зацепился. Два дня думал... И сломался: «Иду в «Автомобилист». Мне из-за этих 250 рублей было очень неудобно. Позже, вроде бы, свердловчане деньги вернули.


Оно до сих пор еще у меня. Лежит в гараже, я его не выбрасываю. Красивое - в рубчик, темно-коричневое, длинное, внутри атласом прошитое...
Когда пришел в «Автомобилист», сразу была создана новая тройка: Аркаша Рудаков (после желтухи) и Виталий Краев (у него была черепная травма). Меня, как самого здорового, поставили слева. Виталий играл справа, а Рудаков - в центре. Сначала мы не были ведущим звеном, но до Нового года вытеснили тройку Елистратов - Мендубаев - Коковин. Команда была молодая, хорошая - играли Валера Голоухов, Володя Игошин. И на протяжении лет десяти мы остались ведущим звеном. Рудаков уходил - приходил, Краев уезжал в Горький - потом вернулся. Но практически эту тройку так и не разбили, хотя попытки были.
Отыграл 11 сезонов в «Автомобилисте»...
 Игроки Автомобилиста В.Краев-А.Рудаков-М.Малько

Игрок должен прощать ошибки партнеру. Мы очень редко конфликтовали, Все было на взаимопонимании, на дружбе, хорошей отдаче, взаимовыручке. В результате никому не уступали. Практически все из нашей тройки были первыми снайперами Иногда только Рим Мендубаев вмешивался в наш спор. Лишь в конце нашей карьеры вышли на передовые позиции Виктор Кутергин, Сергей Шепелев
Да. В сумме: за «Спутник», «Звезду», «Автомобилист» и «Рубин» - под 500 шайб. Раньше не было такой четкой статистики: за 16 сезонов очень много шайб «ушло». Бывало, я забиваю, а объявляют «Сидорова». Это сейчас исправляют, а тогда - нет.
Считал сам. Недавно взял старую записную книжку - там все сезоны записаны: сколько забил, кому. Когда закончил играть, то еще лет пять помнил практически все свои забитые шайбы.
Какая самая красивая?
Горькому - за семь секунд до сирены - решающую. Они выигрывали 4:1, а я забил им пятую шайбу. Она была и красивая, и важная. Для горьковчан это была трагедия.
У меня был коронный бросок «с лопаты» - с неудобной стороны. Меня и сейчас зовут «с лопаты». Хват у меня левый. Продвигаясь вперед, в последний момент резко убегал в центр и бросал с неудобной руки - неприятный бросок для вратарей. Он даже не такой сильный, но им редко кто владел. Сейчас крюки стали загибать, и бросать с этой стороны не так удобно. Но я и сейчас, играя за ветеранов, бросаю «с лопаты» и забиваю.


 На фото также игроки Трактора В.Пономарев, Ю.Шумаков и С.Макаров

Играть в большой хоккей вы закончили в Тюмени в 1982 году...
Это сейчас играют до 40 лет. Тогда все было по- другому: психологическое давление - ты ветеран. Кстати, с благодарностью Тюмень вспоминаю. Там, может, уровень не такой высокий, но я почувствовал силу, уверенность, раскрепощенность. И с партнерами мне повезло: Коля Зырянов и Володя Синенко. Думаю, что спокойно мог бы играть еще.
В 1983 году пришел работать тренером в свердловский «Луч», год помогал главному тренеру Асташеву. А уже потом поехал в Москву, учился в ВШТ у А.В.Тарасова. Самое главное - он учил нас мыслить самостоятельно. Заставлял думать головой. Там же два года играл на первенство Москвы: играли все, кто закончил выступать в большом хоккее. Играл с Рафаилем Ишматовым (умница - в центре) и Александром Волченковым (напористый хоккеист). Раньше же никто никуда не уезжал, все хоккеисты оставались в Союзе. Мы выиграли и Кубок, и чемпионство.
Придя после ВШТ в «Автомобилист» и отработав сезон в первой лиге (мы заняли первое место и вышли в высшую лигу), уехал в Румынию. Саша Безроднов получил травму, и я выступал как игрок вместо него. Никто даже не понял, что на льду ветеран, которому уже за 40. Работал, бегал, забивал шайбы.
Самое удивительное, что разницы не почувствовал. И у детей, и у мастеров одни и те же ошибки. У детишек более выраженные, но их легче поправить. А у мастеров более «закостенелые». Детишек точно так же нужно грамотно и хорошо учить. Они легко схватывают и тактику, и технику. Если еще тренер им покажет, расскажет, увлечет, то вырастут неплохие ребята.
С психологической точки зрения, с кем труднее работать: с малышами или со взрослыми игроками, которым уже нужна квартира, машина, необходимо кормить семьи?
 М.Малько слева. Пресс-конференция

Думаю, с детишками, которые смотрят на тебя такими (!) глазами, легче работать. Но там другая сложность. Они требуют очень много внимания, энергии. У меня были ребята 1979,1983 и 1989 гг.р. С утра их тренирую: с 8-ми занимаюсь атлетизмом, потом с 9-ти полтора часа на льду. После льда минут 45 еще атлетизм. После этого приходят другие в 13 часов и до 14:30, далее в 16:00. Практически каждый день. Огромный труд.
В феврале 1997 года сложилась непростая ситуация. Асташев был главным, Селиванов - вторым. Селекционером был бывший вратарь Саша Воропаев. Они ушли, Воропаев остался один. Пришел Крикунов, команда стала неважно выступать. Мне предложили должность второго тренера. Месяца четыре колебался, прежде чем вновь уйти в команду мастеров. Полюбил детей, видел, что и они меня полюбили.
Надпись: »Не обидно быть вечно вторым?
Конечно, обидно. Но я по натуре человек уживчивый. Чтобы много лет работать с разными людьми помойником, считаю, надо иметь дар, способности. Проблема в том, что имеешь свою точку зрения и должен ее отстоять. Задача второго тренера - подсказать, убедить. Если с ним не согласны, то не миновать конфликта. Но замечаю: иногда разговариваешь с главным - он не соглашается. А через некоторое время видишь, что твои мысли поняты. Во всем нужно терпение: с игроком, тренером, руководителем. Сейчас помогаю Крикунову, у нас хорошее взаимодействие,
Да. Я этого не скрываю. Сейчас и возраст подходящий, и опыт есть для главного.
Если бы вам предложили пойти работать главным тренером в другую команду, даже не в РХЛ, вы бы пошли?
В принципе, да. Даже не столько важна финансовая сторона... Если бы команда и руководство были заинтересованы в создании сильной команды, то пошел бы, не задумываясь.
Кумиры были?
Тогда не было такой рекламы, мы НХЛ и не знали. У меня все габариты были, как у Горди Хоу. Рост 183 см. У него вес был 93 кг, а у меня игровой под 90 кг. Горди Хоу уже увидел, когда он приехал в Союз.
Пожалуй, назову Николая Новикова из Нижнего Тагила, хоть он и не был знаменит в широком кругу, но был игроком высочайшего класса: техничный, обладал и голевым чутьем, и сильным броском. И человеком был хорошим.
Что касается «звезд», то все они были кумирами. Мы с открытым ртом смотрели и болели за всех: за Старшинова, Майорова... Всех не перечислишь. Однако и знали наперечет: кто как клюшку держит, как бросает, с какой точки.
А у вас была любимая «точка»?
От точки вбрасывания чуть ближе в центр. С этой «точки» я и «колол» - прямо насквозь выходил. Но это иногда и мой минус был - партнеры обижались, что уж очень увлекался. Да потому и забивал много, что много бросал. Это и мой минус, и мой плюс. Действовал на добивании - голевое чутье. Вообще, моя любимая позиция - на «пятаке». Этому сейчас очень тяжело научить игрока. Он всегда находит причину уйти в угол, но только не на «пятак» там жестко обращаются, там бьют. Но там и «мед», там и голы.

 М.Малько тренер ХК Зауралье (Курган)

Жесткость и удары не мешали?
Нет, я их преодолевал спокойно. Били постоянно: и защитник в спину толкал, и вратарь колошматил по голеностопам. Я и сам иногда такую сдачу давал, будь здоров - отлетали. Неважно, с кем мы играли. Меня сложно было удержать: и вес, и габариты были хорошие, и скорость высокая, корпусом владел.
Были. Но не было команды, которую бы мы не обыграли. И Третьяку я забивал по два гола, и Коноваленко. Самый неудобный - наш Пучков, когда он в азарте.
Играли дома с командой Калинина. Зашел со своей любимой «точки», треснул сильно, попал вратарю прямо в шлем, ему потом наложили 17 швов. И поставили молодого мальчика. Когда второй раз вышел, замахнулся, он, родимый, из ворот уехал, я и забил в пустые ворота.
Вспомните несколько курьезных моментов?
Курьезных моментов было очень много. Например, когда Юрий Гомоляко забил шайбу головой. Они с Володей Воробьевым вышли к воротам, Гомоляко отдавал пас, а шайба от клюшки защитника попала Юре в шлем и отскочила в ворота.
Еще играли в Прокопьевске на открытом льду с «Шахтером»: после паса на «пятак» наш Валентин Наумов с хода мощнейшим щелчком забил шайбу. Она влетела в ворота, ударилась в центральную штангу и развалилась на куски. Судья подходит и говорит: «Так как шайба разлетелась до того, как пересекла линию ворот, была забита кусочками, мы ее не считаем». Обидно, шайба была решающая.
Как-то «Спутник» играл в Риге. Максимов накатил Леше Андрееву шайбу, тот с ходу бросил очень сильно, шайба пошла низом - и ее не нашли. Потом уже начали играть, и тут вратарь зовет шайба торчит у него в коньке.

Текст и фото Игоря Золотарева
Футбол Хоккей Южного Урала № 48 (316) 1998 г.

Форум хоккейных статистиков