Сбор средств

Показаны сообщения с ярлыком Микко Фредрик/Mikko Fredrik. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Микко Фредрик/Mikko Fredrik. Показать все сообщения

четверг, 25 августа 2016 г.

Микко Фредрик/Mikko Fredrik



Микко Фредрик/Mikko Fredrik 12.01.1970


















Лулео (Luleå, Швеция). Вратарь. Воспитанник «Luleå» HF
Карьера игрока: «Luleå» HF Elitserien Швеция – 1987/88-1990/91
Карьера тренера: тренер вратарей - AIK Elitserien Швеция – 2000/2001, «Färjestads» BK Elitserien Швеция – 2004/2005-2005/2006, «Skå» IK Division 2 Швеция – 2006/2007, Division 1 – 2007/2008, «Luleå» HF Elitserien Швеция – 2008/2009-2009/2010, «Linköpings» HC Elitserien/SHL Швеция – 2010/2011-2014/2015, женская команда «Linköpings» HC Riksserien Швеция – 2013/2014, «Трактор» - 2014/2015, юниорская сборная Швеции U17 – 2015/2016
Достижения тренера: серебряный призер Швеции Elitserien 2004/2005, чемпион Швеции Elitserien 2005/2006 тренер вратарей «Färjestads» BK, бронзовый призер Швеции Elitserien 2012/2013 тренер вратарей «Linköpings» HC, чемпион Швеции среди женских команд Riksserien 2013/2014 тренер вратарей «Linköpings» HC (W). 

Фредрик Микко, тренер вратарей «Трактора»: Мы вышли в плей-офф и чувствуем уверенность в себе
ЧЕЛЯБИНСК, АН «Доступ»
28 февраля 2015 года


На взгляд русского он выглядит немного комично – высокий, худой, абсолютно лысый. В хорошем костюме, но как будто плохо подогнанном. Мало кто узнает в нем бывшего профессионального спортсмена. Сам он рассказывает о себе просто и односложно, зато о работе говорит развернуто, не упуская деталей. Тренер вратарей «Трактора» Фредрик Микко подробно рассказал корреспонденту Агентства новостей «Доступ» о том, как в 21 год закончить карьеру игрока и стать тренером, чем шведские вратари отличаются от русских и почему он предпочитает смотреть хоккей из ложи прессы, а не с тренерской скамейки.

Расскажите, пожалуйста, о себе.
Я – Фредди. Швед. Из города Лулео, но живу в Стокгольме с 1995 года. Я был вратарем, но не настолько хорошим, чтобы играть долго. В 21 год закончил карьеру после трех лет болтания в шведской хоккейной лиге и начал тренировать вратарей, чем занимаюсь уже 24 года. Моим первым клубом в качестве тренера вратарей стал мой родной «Лулео». Я был там в течение пяти лет, до того, как перебрался в Стокгольм. Затем я работал в первой в Швеции компании по индивидуальному развитию игроков. Потом работал во втором шведском дивизионе и с молодежной сборной. Несколько человек оттуда сейчас играют в КХЛ. Например, Никлас Бергфорс, Рихард Гюнге и Том Ванделл в «Адмирале». Они все 1987 года рождения – как раз из команды, с которой я работал. Потом меня пригласили в «Ферьестад», оттуда обратно в «Лулео», затем в «Линчепинг».
Как же Вы оказались в «Тракторе»?
Мне позвонил мой агент и предложил поработать в Челябинске. Я был заинтересован. Мне уже предлагали переехать в Россию четыре года назад, но тогда я отказался. В 2011 году я был в Казани на 10-дневном «просмотре», когда в Ярославле случилась авиакатастрофа «Локомомтива». Я был склонен согласиться, но то, что произошло, изменило мои планы. Могло случиться и так, что я бы оказался на борту того самолета вместе с «Локомотивом». Стефан Лив (голкипер сборной Швеции и ярославского «Локомотива», погибший в авиакатастрофе) был моим другом, и он звал меня в Ярославль.
Тем не менее, перед нынешним сезоном Вы решились. Как Вам в «Тракторе»?
Мне все очень нравится в Челябинске. Я немного переживал, когда уезжал из Швеции, особенно из-за самолетов и еды, но сейчас всем доволен, мне не на что жаловаться.
Расскажите подробнее о своих обязанностях в клубе.
Моя основная работа – это вратари. Я составляю для них краткосрочный и долгосрочный планы подготовки. Моя задача – поддерживать их уверенность. Тренер хочет, чтобы у него были равноценные вратари, между которыми он может выбирать перед каждым матчем. В последних играх у моих подопечных все было хорошо, особенно отмечу игру Демченко в Минске. Я большой фанат хоккея и смотрю столько игр, сколько возможно. При этом я всегда анализирую игру вратарей. Смотрю и подмечаю про себя: «Да, вот это хороший голкипер. Он делает то, то и то». Что-то из увиденного я пытаюсь применять в своей работе.
Еще одна часть моих обязанностей – объяснять нашим игрокам, как играть против того или иного голкипера соперника. У каждого вратаря есть свои сильные стороны, но есть и недостатки. Моя задача объяснить нападающим, как можно забить вратарю в следующей игре.

В чем разница между работой вратарского тренера в России и Швеции?
Мне сложно сказать, так как я не знаю, как работают российские тренеры. Я работаю так же, как делал это в Швеции. Думаю, Швеция сейчас сделала большой шаг вперед в развитии вратарской игры. Мы очень открыты для взаимодействия. У нас часто проходят семинары, на которых собираются сотни тренеров вратарей. Там каждый может поделиться своим опытом и задать вопросы коллегам. В таком общении можно получить информацию, которую невозможно добыть из книг или интернета.
В Канаде все совсем наоборот – там каждый работает сам по себе и никто не хочет делиться информацией. У них тренеры конкурируют между собой, а у нас сотрудничают. Конечно, всех секретов мы тоже не раскрываем, но все равно, помогаем друг другу.
У нас есть организация, несущая ответственность за развитие шведских хоккейных вратарей. Ее возглавляет в прошлом известный голкипер Томас Магнуссон. И он делает большую работу. Они обеспечивают тренеров огромным количеством учебного материала и делают это совершенно бесплатно. Они создали план, в соответствии с которым у каждого профессионального вратаря должен быть персональный тренер, и сейчас мы близки к этому. В каких-то клубах по-прежнему работает один тренер вратарей, но для ведущих клубов норма - иметь 5-6 таких тренеров. Думаю, в этом плане Швеция ушла вперед по сравнению с Россией.
Чем российские вратари отличаются от, например, шведских?
Я не думаю, что есть какие-то отличия в ментальных качествах. Скорее, различия можно найти в технике и тактике. Российские вратари очень хорошо обучены, у них хорошая школа. Но шведские вратари больше анализируют и стараются понимать, почему они играют именно так, а не иначе в каких-то ситуациях. Наши вратари часто проводят лето в специальных лагерях и самостоятельно работают над своим развитием. Многие учатся, смотря видео в интернете.
Но в России все не так. Здесь не все говорят по-английски, поэтому многим вратарям сложно получать информацию из источников в сети. Впрочем, ситуация меняется, и если раньше эти различия были более яркими, то сейчас они все больше стираются. Раньше я мог по игре сказать, что это русский вратарь, теперь – не могу. Я по-прежнему могу определить по игре чешского голкипероа, или финского. Их техника отличается, есть определенные детали, характерные только для них.
Долгое время у нас в Швеции был распространен вратарский стиль «стэнд-ап», но 10-15 лет назад ситуация стала меняться, и разные игроки стали действовать по-разному, что пошло нам на пользу. Сейчас все хотят шведских вратарей, и из-за этого страдает национальный чемпионат. Сейчас порядка 20 вратарей имеют контракты с клубами НХЛ. Для такой небольшой страны как Швеция – это очень много.
Вы смотрите все домашние игры из ложи прессы. Почему?
Андрей (Николишин, главный тренер «Трактора». – Прим. авт.) хочет, чтобы кто-то смотрел игру сверху. Некоторые нюансы невозможно рассмотреть, находясь возле льда, где адреналин зашкаливает. В каждом перерыве я спускаюсь в раздевалку и представляю отчет Андрею. И он очень внимательно относится к этим отчетам. Это одна из его сильных сторон – умение слушать. А потом он может быстро все проанализировать и за две-три минуты донести самое важное до команды.


Вы работали со множеством вратарей в своей карьере. Что думаете о голкиперах «Трактора»? Начнем с Майкла Гарнетта.
Майкл – единственный вратарь «Трактора», о котором я имел определенное представление до этого сезона. Мы очень хорошо сработались с ним. Диалог между тренером и игроком – это то, что позволяет хоккеисту развиваться. Мы не всегда имеем одинаковое мнение по всем вопросам. У него за плечами огромный опыт. Он голкипер высочайшего уровня и сам может учить. Но я даю ему советы, например, «Попробуй в следующий раз сыграть так – это позволит тебе выиграть немного времени или не пропустить момент броска», и он им следует. Если это срабатывает, он берет это на вооружение.
Василий Демченко очень сильно прибавил в нынешнем сезоне. Признавайтесь, Ваша работа?
Я не знал его до нынешнего сезона. Мне известно, что он дебютировал в «Тракторе» не в этом году. Но это большая разница – прийти в клуб из молодежной команды по ходу сезона и готовиться к сезону в качестве одного из вратарей основы. Когда ты только приходишь из молодежного хоккея, ты закономерно нервничаешь, ведь тебе предстоит играть против таких нападающих, как Радулов, Ковальчук и так далее. Мы с ним много говорили о том, как ему стать лучше, работали над его физикой. Его техника была превосходна и раньше, но необходимо было улучшать ментальные качества. Сейчас я вижу, что он не испытывает дрожи от громких имен и не имеет излишнего уважения к соперникам. Он стал значительно уверенней в себе, чем был даже в начале этого сезона. Его выход на топ-уровень – это вопрос времени. Он понимает, в чем его сильные стороны и знает, как их использовать.
В чем разница между ним и Гарнеттом?
Надо понимать, что он и Майкл – абсолютно разные личности, противоположные во всем. Поэтому мне приходится менять свой стиль общения с каждым из них. То, что работает для Майкла, не будет работать для Василия. В этом плане мне легче, чем Николишину. У него 22 человека, и он не может подстраиваться в общении под каждого, а у меня всего три-четыре, и я с каждым могу говорить на его языке.
Кстати, на каком языке Вы говорите с Демченко?
Он не очень хорошо говорит по-английски, но все понимает. Я всегда уточняю, понял ли он меня, и если нет, то прошу помочь Расти (Рустам Мингазов, переводчик клуба. – Прим. авт.) или кого-то из тренеров – все трое прекрасно говорят на английском. Мой английский тоже не совершенен, но это не мешает работе.
У Демченко был хороший регулярный сезон, но готов ли он к играм в плей-офф?
Абсолютно! Он уверен в себе, а с точки зрения техники, он один из лучших в лиге. Конечно, в плей-офф на первый план выходит опыт, но для него это не будет проблемой. В его глазах я не вижу уважения к форвардам соперника, как это было три-четыре месяца назад. Я уверен – он справится.
Вы работаете также и с вратарями ближайшего резерва – Александром Данилишиным и Владиславом Фокиным. Что скажете о них?
Они оба в похожей ситуации, и оба хотят развиваться. Данилишин все впитывает как губка. Фокин вообще был в восторге, когда я пришел в клуб. Он говорил, что с ним персонально так никогда не занимались. Им требуется развитие немного в разных аспектах игры. Кому-то надо работать над физикой, кому-то над техникой, тактикой, пониманием игры.
Я знаю, что Вы любите читать. Какие книги предпочитаете?
Я читаю разные книги. Мне интересно все, что может сделать меня лучше. 24 года я работаю с вратарями, и все это время стараюсь учиться на своих и чужих ошибках. Мне интересно все, что помогает понять, как работает человеческое тело и человеческий мозг, ведь моя задача – поддерживать уверенность в наших вратарях.
Беседовал Петр Малетин,