Сбор средств

Показаны сообщения с ярлыком Печёнкин Владимир Николаевич. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Печёнкин Владимир Николаевич. Показать все сообщения

суббота, 7 февраля 2015 г.

Печёнкин Владимир Николаевич



Печёнкин Владимир Николаевич 19.03.1953


















Челябинск. Защитник. Заслуженный тренер РФ. Воспитанник ЗМК, СК Восход и СК ЧТЗ. Игровой номер № 3. Играл за юниорскую и молодежную команду Трактор 1967-1971.
Карьера игрока: Звезда (Чебаркуль) -1971/72-1972/73, СКА (Свердловск) – 1972/73, Титан (Березники) – 1973/74-1974/75, Металлург (Челябинск) – 1975/76, Строитель (Караганда) – 1976/77-1979/80, Автомобилист (Караганда) – 1980/81-1981/82
Карьера тренера: Восход (Челябинск) -1983-1987, ЗМК (Челябинск) – 1987-1990, Сигнал (Челябинск) – 1990-1994

Владимир Печёнкин. Родом с «Металки» 
27.01.2015
Зарисовки из беседы с легендарным челябинским тренером Владимиром Печёнкиным, открывшего для российского хоккея защитника Дмитрия Калинина.
Неблагодарное это дело спорить, какой район в Челябинске самый хоккейный. ЧТЗ – родина главной команды города – «Трактора», ЧМЗ – «Металлурга», Центральный район – «Буревестника» (ЧИМЭСХ). Но и Ленинский район дал нашему хоккею немало хоккейных талантов, прославлявших Челябинск далеко за его пределами.
Кроме «Восхода» (ЧТПЗ) почти при каждом заводе была своя команда и школа. Тогда в городском первенстве играли «Завод Серго Орджоникидзе» (ЗСО), «Кузнечно-прессовый завод» (КПЗиС), «Сельмаш», «Завод металлоконструкций» (ЗМК), а потом и «Сигнал», – и это неполный список.
Предложение встретиться с Владимиром Печёнкиным мы получили от его воспитанника Валерия Парца. На самом деле о многом в истории челябинского хоккея уже забыто, а многое и безвозвратно утеряно. И сейчас только ветераны могут сказать, что из себя представляла команда ЗМК («Металка»), где начинали свой путь многие известные хоккеисты. 

Как все начиналось
По пути к старому стадиону ЗМК Владимир Николаевич выступил в роли экскурсовода:
- Вот тут жил Дима Калинин, в этом доме Сережа Бабинов, за этим домом жили Макаровы. Да, вот тут, именно на этом стадионе они и начинали.

В.Парц и В.Н.Печенкин. Стадион ЗМК
Устроившись на старых трибунах футбольного стадиона ЗМК, мы продолжили беседу.
- Вот на этом поле в 1973-м - я, Анатолий Картаев, Валерий Белоусов, Николай Макаров летом в футбол гоняли. Вот это была банда! (смеется).
На этом стадионе действительно начинали Картаев, Бабинов, Макаровы, отец и сын Никулины, тут работал ледоваром отец братьев Макаровых – Дядя Миша и отец Сергей Бабинова - Дядя Пантелеймон, как их называли в хоккейном мире.
Что, и Сергей Бабинов начинал здесь?
Да и Сережка, я же его в молодежку «Трактора» и привёл. Я в команде у Петра Васильевича Дубровина был как дядька-наставник. Моими подопечными были Сережа Бабинов, Боря Молчанов. С тех пор и закрепилось за мной прозвище «Батя». И это еще со времен молодежки!
Сейчас встречаюсь с Борей Молчановым, он расплывается в улыбке и так нараспев:
- Ба-а-а-тя!!!
- Какой же я тебе Батя? Посмотри, сам уже весь седой.
Моим партнером в молодежке «Трактора» был Борис Белов. Вот похоронили в апреле прошлого года. Звонил мне после Нового года, обещал, что на чемпионат мира среди ветеранов вместе поедем…
Раньше стадион выглядел по-другому. Домов этих не было, футбольное поле, конечно, было, и был большой теннисный корт. И тут мы летом бегали – подавали и собирали теннисные мячи. И вот начался сезон. Я кататься тогда на коньках еще не умел. Решил с другом прогуляться, он пошел в секцию записываться. Раньше принимали с 10 лет, а мне девять, шел как раз 1962-й год. Приходим к Михаилу Семеновичу Елисееву, и он спрашивает меня:
- А ты что стоишь? Сколько лет?
Я с перепугу говорю: «Десять».
- Всё! Тогда давай на тренировку.
Начал ходить, втянулся, и с тех пор считайте в хоккее. Коньки старенькие по пути на стадион нашёл. «Дутыши» - раньше были такие.
А форму сами мастерили?
Нет, выдали. Осенью болото застыло, и я за неделю-две научился кататься. Потом на стадион. Выдали форму. Коньки, правда, были большого размера, 39-й или 40-й… Я все валенки с братом изрезал, вырезали из войлока языки и вставляли в ботинки. Первую форму ночами ушивали.
Когда была создана команда ЗМК?
Задолго до нас. Где-то годах в 50-х. Тут уже играли мужики в двух возрастных группах. Они даже в Москву ездили. Отец Юры Саврана – Григорий, был вратарем во взрослой команде. Впоследствии стал председателем Спортклуба ЗМК, после него долгие годы здесь работал Афанасий Константинович Кутинов. Многих сейчас и не вспомнят, кто играл за ЗМК. Звездами были братья Самцовы и Кранковские, Владимир Шишов, Владимир Шубин, Виктор Бойнов, Виктор Никулин (отец Валерия Никулина).



Переход в «Восход» и «Трактор»
Через год - в 1963-м большинство из нашей команды ушли в «Восход» (ЧТПЗ). Вот там впервые я и узнал, что существует станок для заточки коньков. На ЗМК мы точили напильниками. Это просто было небо и земля.
В команде «Восхода» я провел шесть лет. Тренировали нас Виктор Иванович Стариков и Георгий Петрович Стасюк. Играл я вместе с Виктором Турковским в защите. В 1968-м году выступали в первенстве СССР, как раз зональные соревнования в Челябинске проводились.
В конце 60-х многие «восходовцы» перебрались в «Трактор» – Юрий Гацюля, Рафаил Ишматов. И опять же получилось так, что я последним из нашей команды оказался в «Тракторе». Попал сразу с командой юношей в лагерь на Малом Сунукуле. Признаюсь, в футбол играл неплохо – выступал за сборную области, в 1967-м году ездил на спартакиаду школьников. А тут в лагере как раз устроили футбольный турнир. Отыграл сначала я за юношей против молодежи, потом пригласили меня как раз за молодежь, где мы сыграли против команды тренеров, и тренеры в итоге определили меня в сборную нашего лагеря – выступать против других лагерей.
После турнира подходит Петр Васильевич Дубровин и спрашивает:
- Ты где устроился?
- В команде юношей.
- Собирай вещи, пойдем со мной.
Так я начал играть в «Тракторе» и за молодежку, и за юношей. В молодежном «Тракторе» в те годы играли Борис Косарев, Равиль Мухаметгареев, Николай Иконников. Все 1951-го года рождения.
В 1969-м году приехали в Уфу, обыграли их 9:0. Владимир Каравдин, тогда тренировавший «Салават Юлаев», заходит после игры в раздевалку:
- Петр Васильевич, спасибо! Это не игра – это сказка!

Роль и наследие Петра Дубровина
У Дубровина был свой, неординарный, новаторский порой подход к тренерской работе. Бывало играем с мужскими командами, он вратаря убирает, мы вшестером 27:0 и выигрывали…
За что особенно я Дубровину благодарен – он заставлял всех вести дневники, после каждой игры делать самоанализ. Или, например, идем хоккей смотреть, и делаем анализ игры – вратари – вратарей, защитники – защитников. Потом приносили ему дневники на проверку. Это было здорово, честно говоря. Многие методы Дубровина помогли мне в дальнейшем в тренерской работе, когда я каждый раз делал анализ игры своих подопечных.
В 1971-м мне шел уже 18-й год. Из военкомата неслись повестки, а мне еще год за молодежку играть. Подхожу к Дубровину:
- Так мол, и так - в армию меня призывают.
- Да все нормально, отсрочку как всем сделают.
А потом между делом пошутил:
- Ну что же, Володя, скажем тебе спасибо… Вот отслужишь и придешь.
А я уже был кандидатом в молодежную сборную.
Честно сказать не понял этой шутки, развернулся и пошел.
- Володя ты куда? Стой!
Но я принял для себя уже решение. Что поделаешь – характер. Еду расстроенный в автобусе шестого маршрута, встречаю Николая Макарова. Он с расспросами, ну я и рассказал в чем дело.
- Не переживай ты так, езжай в Чебаркуль
- Как в Чебаркуль?
- В «Звезду» к Владимиру Альферу. Все расскажу, напишу к кому обратиться, куда прийти.
По стопам Валерия Харламова
Собрался я, приезжаю, а там уже были ребята, с которыми я в молодежке играл. Спрашиваю: «А где Владимир Филиппович?». Отвечают: «Вон он идет - подполковник».
- Кто такой? – спрашивает Альфер.
- Печёнкин…
Достает свою записную книжку, а у него там все хоккеисты призывного возраста с Урала были записаны, находит мою фамилию:
-Ага, молодец! Так как сам приехал, я тебя долго «мурыжить» не буду, но как полагается, пойдешь в часть, пройдешь курс молодого бойца. А эти злодеи (прим. – все игроки 1953-го года рождения, в том числе и Борис Белов) – они у меня попляшут.
И вот мы все вместе: Валера Надыршин, Александр Гончаров из Магнитогорска, Анатолий Акиншин с ЧИМЭСХ, талантливый парень был. Нас 40 человек. Альферу бойцы нужны были. Как-то он на тренировке подзывает Акиншина:
- Молодой человек, переодевайтесь, - и отправил его в Германию. Так и закончил Толя с хоккеем. 


Играли на стадионе в Чебаркуле, где еще Валерий Харламов играл с Николаем Макаровым, Владимиром Шабуниным. Стадион в народе называли «Старая крепость». Он частокол напоминал.
В армии отслужил год, потом в 1972-м нас отправили в СКА Свердловск. Команды в Чебаркуле не стало. Болельщики Чебаркуля написали коллективное письмо Анатолию Тарасову со словами о том, что как может город с такими традициями остаться без хоккея. И на самом деле, когда мы играли, город вымирал, все были на стадионе. Особенно, когда играли со СКА из Калинина (прим. - сейчас город называется Тверь). Тарасов отправил письмо в Челябинский Обком партии, там шум подняли и приказали, чтобы команда осталась.
Альфер меня вызывает:
- Володя, я тебя командирую в Чебаркуль
- Зачем?
- Там будешь создавать команду с нуля.

А мне было-то всего 19 лет. Ну, приехал в Чебаркуль. Начальником новой команды стал Анатолий Адамович Патук, а я как играющий тренер. Спал несколько дней на столах прям на стадионе в раздевалке. Потом Саша Гончаров приехал с Магнитки, начали подтягиваться другие игроки. Нас в профучилище на питание поставили. К сезону команду почти собрали. Братья Смирновы из Нижнего Тагила, Алексей Лобан, Юрий Савран. Юру я прям с Металки вытащил, тут в Чебаркуле он здорово раскрылся, а потом уехал в Ташкент, затем в Казань. Отличный был игрок – машина!
Создали команду, нас сразу на чемпионат области отправили. Условия очень хорошие были, жили в ДОС-е в общежитии на тех же местах, только что деньги не получали. «Звезда» сохранила многих талантливых игроков для хоккея, некоторые там действительно раскрывались. В 1973-м году вывели команду в класс Б. И Пришло время моей демобилизации.




Казахстанский этап карьеры и работа в «Восходе»
Я с хоккеем думал уже заканчивать, хотел играть в футбол за «Сигнал». И тут Валера Надыршин приехал с гарантийным письмом и увез меня в Березники. Уже в 1975-м, когда в Челябинске возродили команду «Металлург», я снова оказался у Петра Дубровина. В команде ничего и не было - только питание да талоны в столовую. «Трактористы» нас как-то увидели, а мы кто в чем, и пошутили – «Мужики давай скинемся – купим ребятам форму». Но все потихоньку образовалось, даже зарплату стали получать. В 1976-м Владимир Пыжьянов с Анатолием Шустовым пригласили меня в Караганду. Тогда у меня уже родился сын, и я хотел заканчивать, так как приходилось жить на съемной квартире. А там квартиру пообещали, поэтому трудно было отказать. Поехали с Турковским вместе. В июле уехал, а в октябре семью туда перевез. Играл там в разное время с Юрой Валецким, Вовой Сухановым, Витей Перегудовым, Борей Беловым. Виктор Перегудов молодец, конечно, что на тренировке, что в игре, знаете какая самоотдача. На тренировке мог и под шайбу лечь, и сейчас как детский тренер – большой мастер. Вспоминаем то время в Караганде, пожалуй, как самые счастливые годы в карьере.
Только в 1983-м вернулся в Челябинск, как сразу пошел играющим тренером на «Восход» в мужскую команду. Играли тогда мы в чемпионате области. В то время наставником был Анатолий Каравдин, через год он уволился, и уже я стал старшим тренером. Работали все на трубном, но с октябрь по апрель нас освобождали на заводе. Возил команду на сборы в «Изумруд». Все условия, как у команды мастеров – трехразовые тренировки, все по науке. Команда у меня была хорошая. Становились и чемпионами области и Кубок области брали. В 1987-м Юрий Макаров пригласил меня тренером на ЗМК, и я полностью перешел на тренерскую работу. 

Первые шаги Димы Калинина
Так и начал работать с ребятней. 80-го года был у меня Дима Калинин. Коньковая подготовка начиналась с ходьбы по резине в коньках в раздевалке. Дима катался сначала на фигурках, на зубцах – я ему потом их сточил. Катался вообще-то плохо, но вот выбор места – это было у него не отнять, интуиция, где развитие атаки – он там всегда.
Я пошел к Афанасию:
- Батя, надо коньки!!!
- Нету у меня, Николаич.
Я «Сальво» потом «здоровые» нашел. Пластиковые такие ботинки у них были, но пластик в нескольких местах расколот. Туда еще сапожки вставлялись, но их не было. Я говорю Диме: «Неси шерстяные носки потолще». Одели, я стянул их проволокой, чтоб плотнее сидели. А раньше между коробкой и стадионом лед заливали. Так он с утра и до вечера там катался. Загонял его домой чуть ли не силой.
Тогда он сразу начал добавлять, твердо стал играть в основе команды. С тех пор и закрепился за ним номер 7. Прошло два года, я поехал в «Трактор» к Михаилу Чулкову:
- Миша, у меня есть парень хороший.
- Николаич - нет, у меня своих 40 человек, три состава.
- Парень хороший, не пожалеешь!
В конце концов уломал его.
- Привози, посмотрим.
Я родителей Димы вызываю. Рассказываю, что собираюсь его отдать в «Трактор». Отец Димы Владимир говорит:
- Владимир Николаевич, он же маленький еще. Всего девять лет, кто его возить будет на ЧТЗ?
- Сюда он всегда вернется. Парень-то талантливый у вас. Потом скажете спасибо.
А у меня машина ВАЗ-2102 была. Стал сам Диму возить на ЧТЗ к Чулкову. Договорились, что он там будет тренироваться, а играть и за «Трактор», и за ЗМК. Я в 1990-м ушел с ЗМК. И Дима сразу совсем перешел в «Трактор», так там и играл.
Как-то подхожу к Чулкову:
- Ну что, Михал Евгеньич, как парень то?
- Николаич, спасибо! Такого парня накатил!
Дима «капитанил» уже в юношах.


Хоккей в -50 градусов
Я перешел на «Сигнал», работал там старшим тренером. Анатолий Картаев был тогда председателем Спортклуба «Сигнал». Мы готовились на Россию, у меня была «штатная» команда тогда. Ребята получали зарплату на заводе.
Помню в 1994-м выезд был Усть-Катав – Аша. Боря Белов как раз тогда работал тренером в Аше. Мороз был 43 градуса. Я, конечно, отказывался, говорил: «Я рисковать не буду». А мужики: «Николаич, ну как же так. Мы уже с работы освобождение получили. Надо ехать». Ну и уговорили меня. Шофера вызываю, и с последней надеждой на отказ спрашиваю:
- Готов?
- Да, Николаич, готов!
Вечером выехали на курганском автобусе. С уфимского тракта только на Усть-Катав свернули, и бензин кончился. А под утро градусов пятьдесят «завернуло». Моментально все патрубки перемёрзли. Вот тут и задумался. Что делать? До Усть-Катава рукой подать. Я пошел по дороге. Нашел какую-то автобазу. Захожу к сторожу. Рассказал нашу печальную историю, попросил ребят приютить до утра. Вернулся, ребят проводил. Шофер убежал куда-то на гору в котельную греться. А я один в автобусе остался. Там ведь форма, а я материально ответственный. И с шести до девяти утра так и просидел. В Усть-Катаве забеспокоились, что нас нет. Пригнали машину, дотащили автобус. В этот вечер отыграли с «Вагоностроителем». Мороз лютый был, ребята все померзли. После игры говорю: «Ребята, не могу больше рисковать. В Ашу не поедем. Да и автобус стоит». Перед этим правда Боря Белов звонил:
- Николаич, ты где?
- Замерзли, Боря!
- Давай я автобус вышлю, тут народу полный стадион!
У нас со ашинской «Сталью» были особые отношения, вели борьбу за первое-второе место.
- Нет, Боря! Не поедем. У меня полкоманды обморозилось. Хочешь, ставь поражение. Я должен ребят сохранить.
Выдал ребятам суточные и деньги на билеты. Посадил на поезд и отправил обратно в Челябинск. Ну а я остался ждать. Через два дня пришла машина из Челябинска. И вот девять часов я опять в этом холодном автобусе до Челябинска на жесткой сцепке, шофер то в кабину сел, а мне места уже не было. В итоге общее переохлаждение организма, врачи сказали – полчаса мне оставалось. Пришел домой, свалился, жена щи наливает. Щи горячие – я ем их и не чувствую. Врачи после этого запретили тренировать на холоде вообще. Сейчас выйду зимой на улицу и сразу начинаю мерзнуть.



Чемпионство среди ветеранов
Лет десять назад тоже сердечко прихватило. Отлежался в больнице. Врачи и в хоккей запретили играть. На четыре года я из игры выпал, сильно уж раздобрел (смеется). Захожу как-то на «Сигнал», и как раз ветераны «Трактора» играют. Подъезжает ко мне Владимир Семенович Суханов:
- А ты чего?
- Да, Володя, врачи мне запретили – сердце.
- Да ну, мне тоже в 57 запретили, смотри, играю же.
Я домой, форму собираю, мне жена: «Ты куда собрался?». А я умудрился сбежать и покататься. Так и начал снова, ожил, глаза заблестели, запах раздевалки почуял (смеется).
Два года назад Володя Березин предложил съездить на чемпионат мира среди ветеранов в группе «60+». А я:
- А мне нет шестидесяти.
- Как нет?
- Мне 59.
- Так ты же с Мишкой Природиным играл.
- Ну и что. Так я играл за команду на два года старше.
А вот в 2014-м году уже в Ригу поехал, стал чемпионом мира среди ветеранов. Нас девять человек из Челябинска было, еще два из Свердловска. Три тройки нападения, защитника всего три: я, Юра Шумаков и Рамазан Хужин. Тяжело было, но выиграли (смеется).

Заслуженный тренер России
Владимир Николаевич, а как вы получили звание заслуженного тренера России?
Есть же официальные документы на получение этого звания, если твой воспитанник становится чемпионом мира, Олимпийских игр, то оно и присваивается. Димка Калинин стал чемпионом в 2008-м, в 2009-м и в 2012-м. И тут мама Димы звонит:
- Владимир Николаевич, а что вы документы не подаете на звание?
- Вера Степановна, да ладно, сынок ведь играет у нас (я его сынком всегда звал) – я и слежу. Это главное.
А она опять за свое:
- Кто-то там получает, а Вы? Успех Димы целиком Ваша заслуга.
Все-таки она меня уломала.
Тут еще Борис Смоленков: «Ты что сидишь? Под лежачий камень вода не течет».
Собрал все документы, передал в школу «Трактор». Диму я же туда привез. Все это знают. Честно говоря, и не надеялся, что звание присвоят. Через год, довольно таки быстро, Виталий Мутко подписал приказ. Петр Васильевич Дубровин сколько в Москве пороги обивал, двери пинал. И ведь прошло много лет, прежде чем ему присвоили заслуженного тренера СССР.
Подгадали церемонию на домашний матч со СКА, и на арене «Трактор» Дима лично вручил мне удостоверение и знак заслуженного тренера.



Лихие 90-е и работа в школе
На «Сигнале» в лихие 90-е все попали под сокращение. Ребята пошли на биржу труда. В 1994-м я ушел с тренерской работы и устроился учителем физкультуры в школе.
В районе проводился Кубок памяти Сергея Ивановича Захватова. Захватовы вообще хоккейная семья. Сергей Иванович четвертый в истории страны «Заслуженный тренер СССР». Сын Сергея Ивановича – Олег был талантливейшим игроком, играл за «Трактор». Но сейчас из Захватовых никого не осталось. Так вот играли на стадионе «Восход». «Металка» против «Трубного». 1975-й, 1976-й годы рождения, принципиальное дерби. У «Восхода» Женя Галкин, Сережка Бровин, сын мой Виталий.
В 90-е начали потихоньку распродавать объекты Спортклуба «Восход». После смерти Виктора Ивановича Старикова в 2004-м развалился клуб «Восход» и сразу развалился стадион. Ветераны «Восхода» тогда предлагали мне занять это место, но я уже много лет работал в школе преподавателем физкультуры. А «Металка» еще живет, каждый год лед заливают, детишки тренируются, мужики играют.

Так и мы закончили нашу беседу. Обо всем и не переговоришь. По дороге со стадиона встретили группу ребятни, а они хором:
- Здравствуйте, Владимир Николаевич!
Нет, можно вспомнить те времена, когда Учитель был папкой, мамкой и главным советчиком. Когда уважение к Учителю было нормой.
- Да у меня их родители еще учились, тут многие меня знают.
Где такое сейчас еще увидишь? Вот такая она «Металка», весомая часть Большого Хоккейного Челябинска. И Владимир Николаевич Печёнкин, Николаич, как зовут его друзья, родом с Металки – хоккеист, тренер и Учитель!

Форум хоккейных статистиков
Фото О.Выгуов, из архива семьи Арабаджи