Показаны сообщения с ярлыком СК Восход. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком СК Восход. Показать все сообщения

суббота, 7 февраля 2015 г.

Печёнкин Владимир Николаевич



Печёнкин Владимир Николаевич 19.03.1953


















Челябинск. Защитник. Заслуженный тренер РФ. Воспитанник ЗМК, СК Восход и СК ЧТЗ. Игровой номер № 3. Играл за юниорскую и молодежную команду Трактор 1967-1971.
Карьера игрока: Звезда (Чебаркуль) -1971/72-1972/73, СКА (Свердловск) – 1972/73, Титан (Березники) – 1973/74-1974/75, Металлург (Челябинск) – 1975/76, Строитель (Караганда) – 1976/77-1979/80, Автомобилист (Караганда) – 1980/81-1981/82
Карьера тренера: Восход (Челябинск) -1983-1987, ЗМК (Челябинск) – 1987-1990, Сигнал (Челябинск) – 1990-1994

Владимир Печёнкин. Родом с «Металки» 
27.01.2015
Зарисовки из беседы с легендарным челябинским тренером Владимиром Печёнкиным, открывшего для российского хоккея защитника Дмитрия Калинина.
Неблагодарное это дело спорить, какой район в Челябинске самый хоккейный. ЧТЗ – родина главной команды города – «Трактора», ЧМЗ – «Металлурга», Центральный район – «Буревестника» (ЧИМЭСХ). Но и Ленинский район дал нашему хоккею немало хоккейных талантов, прославлявших Челябинск далеко за его пределами.
Кроме «Восхода» (ЧТПЗ) почти при каждом заводе была своя команда и школа. Тогда в городском первенстве играли «Завод Серго Орджоникидзе» (ЗСО), «Кузнечно-прессовый завод» (КПЗиС), «Сельмаш», «Завод металлоконструкций» (ЗМК), а потом и «Сигнал», – и это неполный список.
Предложение встретиться с Владимиром Печёнкиным мы получили от его воспитанника Валерия Парца. На самом деле о многом в истории челябинского хоккея уже забыто, а многое и безвозвратно утеряно. И сейчас только ветераны могут сказать, что из себя представляла команда ЗМК («Металка»), где начинали свой путь многие известные хоккеисты. 

Как все начиналось
По пути к старому стадиону ЗМК Владимир Николаевич выступил в роли экскурсовода:
- Вот тут жил Дима Калинин, в этом доме Сережа Бабинов, за этим домом жили Макаровы. Да, вот тут, именно на этом стадионе они и начинали.

В.Парц и В.Н.Печенкин. Стадион ЗМК
Устроившись на старых трибунах футбольного стадиона ЗМК, мы продолжили беседу.
- Вот на этом поле в 1973-м - я, Анатолий Картаев, Валерий Белоусов, Николай Макаров летом в футбол гоняли. Вот это была банда! (смеется).
На этом стадионе действительно начинали Картаев, Бабинов, Макаровы, отец и сын Никулины, тут работал ледоваром отец братьев Макаровых – Дядя Миша и отец Сергей Бабинова - Дядя Пантелеймон, как их называли в хоккейном мире.
Что, и Сергей Бабинов начинал здесь?
Да и Сережка, я же его в молодежку «Трактора» и привёл. Я в команде у Петра Васильевича Дубровина был как дядька-наставник. Моими подопечными были Сережа Бабинов, Боря Молчанов. С тех пор и закрепилось за мной прозвище «Батя». И это еще со времен молодежки!
Сейчас встречаюсь с Борей Молчановым, он расплывается в улыбке и так нараспев:
- Ба-а-а-тя!!!
- Какой же я тебе Батя? Посмотри, сам уже весь седой.
Моим партнером в молодежке «Трактора» был Борис Белов. Вот похоронили в апреле прошлого года. Звонил мне после Нового года, обещал, что на чемпионат мира среди ветеранов вместе поедем…
Раньше стадион выглядел по-другому. Домов этих не было, футбольное поле, конечно, было, и был большой теннисный корт. И тут мы летом бегали – подавали и собирали теннисные мячи. И вот начался сезон. Я кататься тогда на коньках еще не умел. Решил с другом прогуляться, он пошел в секцию записываться. Раньше принимали с 10 лет, а мне девять, шел как раз 1962-й год. Приходим к Михаилу Семеновичу Елисееву, и он спрашивает меня:
- А ты что стоишь? Сколько лет?
Я с перепугу говорю: «Десять».
- Всё! Тогда давай на тренировку.
Начал ходить, втянулся, и с тех пор считайте в хоккее. Коньки старенькие по пути на стадион нашёл. «Дутыши» - раньше были такие.
А форму сами мастерили?
Нет, выдали. Осенью болото застыло, и я за неделю-две научился кататься. Потом на стадион. Выдали форму. Коньки, правда, были большого размера, 39-й или 40-й… Я все валенки с братом изрезал, вырезали из войлока языки и вставляли в ботинки. Первую форму ночами ушивали.
Когда была создана команда ЗМК?
Задолго до нас. Где-то годах в 50-х. Тут уже играли мужики в двух возрастных группах. Они даже в Москву ездили. Отец Юры Саврана – Григорий, был вратарем во взрослой команде. Впоследствии стал председателем Спортклуба ЗМК, после него долгие годы здесь работал Афанасий Константинович Кутинов. Многих сейчас и не вспомнят, кто играл за ЗМК. Звездами были братья Самцовы и Кранковские, Владимир Шишов, Владимир Шубин, Виктор Бойнов, Виктор Никулин (отец Валерия Никулина).



Переход в «Восход» и «Трактор»
Через год - в 1963-м большинство из нашей команды ушли в «Восход» (ЧТПЗ). Вот там впервые я и узнал, что существует станок для заточки коньков. На ЗМК мы точили напильниками. Это просто было небо и земля.
В команде «Восхода» я провел шесть лет. Тренировали нас Виктор Иванович Стариков и Георгий Петрович Стасюк. Играл я вместе с Виктором Турковским в защите. В 1968-м году выступали в первенстве СССР, как раз зональные соревнования в Челябинске проводились.
В конце 60-х многие «восходовцы» перебрались в «Трактор» – Юрий Гацюля, Рафаил Ишматов. И опять же получилось так, что я последним из нашей команды оказался в «Тракторе». Попал сразу с командой юношей в лагерь на Малом Сунукуле. Признаюсь, в футбол играл неплохо – выступал за сборную области, в 1967-м году ездил на спартакиаду школьников. А тут в лагере как раз устроили футбольный турнир. Отыграл сначала я за юношей против молодежи, потом пригласили меня как раз за молодежь, где мы сыграли против команды тренеров, и тренеры в итоге определили меня в сборную нашего лагеря – выступать против других лагерей.
После турнира подходит Петр Васильевич Дубровин и спрашивает:
- Ты где устроился?
- В команде юношей.
- Собирай вещи, пойдем со мной.
Так я начал играть в «Тракторе» и за молодежку, и за юношей. В молодежном «Тракторе» в те годы играли Борис Косарев, Равиль Мухаметгареев, Николай Иконников. Все 1951-го года рождения.
В 1969-м году приехали в Уфу, обыграли их 9:0. Владимир Каравдин, тогда тренировавший «Салават Юлаев», заходит после игры в раздевалку:
- Петр Васильевич, спасибо! Это не игра – это сказка!

Роль и наследие Петра Дубровина
У Дубровина был свой, неординарный, новаторский порой подход к тренерской работе. Бывало играем с мужскими командами, он вратаря убирает, мы вшестером 27:0 и выигрывали…
За что особенно я Дубровину благодарен – он заставлял всех вести дневники, после каждой игры делать самоанализ. Или, например, идем хоккей смотреть, и делаем анализ игры – вратари – вратарей, защитники – защитников. Потом приносили ему дневники на проверку. Это было здорово, честно говоря. Многие методы Дубровина помогли мне в дальнейшем в тренерской работе, когда я каждый раз делал анализ игры своих подопечных.
В 1971-м мне шел уже 18-й год. Из военкомата неслись повестки, а мне еще год за молодежку играть. Подхожу к Дубровину:
- Так мол, и так - в армию меня призывают.
- Да все нормально, отсрочку как всем сделают.
А потом между делом пошутил:
- Ну что же, Володя, скажем тебе спасибо… Вот отслужишь и придешь.
А я уже был кандидатом в молодежную сборную.
Честно сказать не понял этой шутки, развернулся и пошел.
- Володя ты куда? Стой!
Но я принял для себя уже решение. Что поделаешь – характер. Еду расстроенный в автобусе шестого маршрута, встречаю Николая Макарова. Он с расспросами, ну я и рассказал в чем дело.
- Не переживай ты так, езжай в Чебаркуль
- Как в Чебаркуль?
- В «Звезду» к Владимиру Альферу. Все расскажу, напишу к кому обратиться, куда прийти.
По стопам Валерия Харламова
Собрался я, приезжаю, а там уже были ребята, с которыми я в молодежке играл. Спрашиваю: «А где Владимир Филиппович?». Отвечают: «Вон он идет - подполковник».
- Кто такой? – спрашивает Альфер.
- Печёнкин…
Достает свою записную книжку, а у него там все хоккеисты призывного возраста с Урала были записаны, находит мою фамилию:
-Ага, молодец! Так как сам приехал, я тебя долго «мурыжить» не буду, но как полагается, пойдешь в часть, пройдешь курс молодого бойца. А эти злодеи (прим. – все игроки 1953-го года рождения, в том числе и Борис Белов) – они у меня попляшут.
И вот мы все вместе: Валера Надыршин, Александр Гончаров из Магнитогорска, Анатолий Акиншин с ЧИМЭСХ, талантливый парень был. Нас 40 человек. Альферу бойцы нужны были. Как-то он на тренировке подзывает Акиншина:
- Молодой человек, переодевайтесь, - и отправил его в Германию. Так и закончил Толя с хоккеем. 


Играли на стадионе в Чебаркуле, где еще Валерий Харламов играл с Николаем Макаровым, Владимиром Шабуниным. Стадион в народе называли «Старая крепость». Он частокол напоминал.
В армии отслужил год, потом в 1972-м нас отправили в СКА Свердловск. Команды в Чебаркуле не стало. Болельщики Чебаркуля написали коллективное письмо Анатолию Тарасову со словами о том, что как может город с такими традициями остаться без хоккея. И на самом деле, когда мы играли, город вымирал, все были на стадионе. Особенно, когда играли со СКА из Калинина (прим. - сейчас город называется Тверь). Тарасов отправил письмо в Челябинский Обком партии, там шум подняли и приказали, чтобы команда осталась.
Альфер меня вызывает:
- Володя, я тебя командирую в Чебаркуль
- Зачем?
- Там будешь создавать команду с нуля.

А мне было-то всего 19 лет. Ну, приехал в Чебаркуль. Начальником новой команды стал Анатолий Адамович Патук, а я как играющий тренер. Спал несколько дней на столах прям на стадионе в раздевалке. Потом Саша Гончаров приехал с Магнитки, начали подтягиваться другие игроки. Нас в профучилище на питание поставили. К сезону команду почти собрали. Братья Смирновы из Нижнего Тагила, Алексей Лобан, Юрий Савран. Юру я прям с Металки вытащил, тут в Чебаркуле он здорово раскрылся, а потом уехал в Ташкент, затем в Казань. Отличный был игрок – машина!
Создали команду, нас сразу на чемпионат области отправили. Условия очень хорошие были, жили в ДОС-е в общежитии на тех же местах, только что деньги не получали. «Звезда» сохранила многих талантливых игроков для хоккея, некоторые там действительно раскрывались. В 1973-м году вывели команду в класс Б. И Пришло время моей демобилизации.




Казахстанский этап карьеры и работа в «Восходе»
Я с хоккеем думал уже заканчивать, хотел играть в футбол за «Сигнал». И тут Валера Надыршин приехал с гарантийным письмом и увез меня в Березники. Уже в 1975-м, когда в Челябинске возродили команду «Металлург», я снова оказался у Петра Дубровина. В команде ничего и не было - только питание да талоны в столовую. «Трактористы» нас как-то увидели, а мы кто в чем, и пошутили – «Мужики давай скинемся – купим ребятам форму». Но все потихоньку образовалось, даже зарплату стали получать. В 1976-м Владимир Пыжьянов с Анатолием Шустовым пригласили меня в Караганду. Тогда у меня уже родился сын, и я хотел заканчивать, так как приходилось жить на съемной квартире. А там квартиру пообещали, поэтому трудно было отказать. Поехали с Турковским вместе. В июле уехал, а в октябре семью туда перевез. Играл там в разное время с Юрой Валецким, Вовой Сухановым, Витей Перегудовым, Борей Беловым. Виктор Перегудов молодец, конечно, что на тренировке, что в игре, знаете какая самоотдача. На тренировке мог и под шайбу лечь, и сейчас как детский тренер – большой мастер. Вспоминаем то время в Караганде, пожалуй, как самые счастливые годы в карьере.
Только в 1983-м вернулся в Челябинск, как сразу пошел играющим тренером на «Восход» в мужскую команду. Играли тогда мы в чемпионате области. В то время наставником был Анатолий Каравдин, через год он уволился, и уже я стал старшим тренером. Работали все на трубном, но с октябрь по апрель нас освобождали на заводе. Возил команду на сборы в «Изумруд». Все условия, как у команды мастеров – трехразовые тренировки, все по науке. Команда у меня была хорошая. Становились и чемпионами области и Кубок области брали. В 1987-м Юрий Макаров пригласил меня тренером на ЗМК, и я полностью перешел на тренерскую работу. 

Первые шаги Димы Калинина
Так и начал работать с ребятней. 80-го года был у меня Дима Калинин. Коньковая подготовка начиналась с ходьбы по резине в коньках в раздевалке. Дима катался сначала на фигурках, на зубцах – я ему потом их сточил. Катался вообще-то плохо, но вот выбор места – это было у него не отнять, интуиция, где развитие атаки – он там всегда.
Я пошел к Афанасию:
- Батя, надо коньки!!!
- Нету у меня, Николаич.
Я «Сальво» потом «здоровые» нашел. Пластиковые такие ботинки у них были, но пластик в нескольких местах расколот. Туда еще сапожки вставлялись, но их не было. Я говорю Диме: «Неси шерстяные носки потолще». Одели, я стянул их проволокой, чтоб плотнее сидели. А раньше между коробкой и стадионом лед заливали. Так он с утра и до вечера там катался. Загонял его домой чуть ли не силой.
Тогда он сразу начал добавлять, твердо стал играть в основе команды. С тех пор и закрепился за ним номер 7. Прошло два года, я поехал в «Трактор» к Михаилу Чулкову:
- Миша, у меня есть парень хороший.
- Николаич - нет, у меня своих 40 человек, три состава.
- Парень хороший, не пожалеешь!
В конце концов уломал его.
- Привози, посмотрим.
Я родителей Димы вызываю. Рассказываю, что собираюсь его отдать в «Трактор». Отец Димы Владимир говорит:
- Владимир Николаевич, он же маленький еще. Всего девять лет, кто его возить будет на ЧТЗ?
- Сюда он всегда вернется. Парень-то талантливый у вас. Потом скажете спасибо.
А у меня машина ВАЗ-2102 была. Стал сам Диму возить на ЧТЗ к Чулкову. Договорились, что он там будет тренироваться, а играть и за «Трактор», и за ЗМК. Я в 1990-м ушел с ЗМК. И Дима сразу совсем перешел в «Трактор», так там и играл.
Как-то подхожу к Чулкову:
- Ну что, Михал Евгеньич, как парень то?
- Николаич, спасибо! Такого парня накатил!
Дима «капитанил» уже в юношах.


Хоккей в -50 градусов
Я перешел на «Сигнал», работал там старшим тренером. Анатолий Картаев был тогда председателем Спортклуба «Сигнал». Мы готовились на Россию, у меня была «штатная» команда тогда. Ребята получали зарплату на заводе.
Помню в 1994-м выезд был Усть-Катав – Аша. Боря Белов как раз тогда работал тренером в Аше. Мороз был 43 градуса. Я, конечно, отказывался, говорил: «Я рисковать не буду». А мужики: «Николаич, ну как же так. Мы уже с работы освобождение получили. Надо ехать». Ну и уговорили меня. Шофера вызываю, и с последней надеждой на отказ спрашиваю:
- Готов?
- Да, Николаич, готов!
Вечером выехали на курганском автобусе. С уфимского тракта только на Усть-Катав свернули, и бензин кончился. А под утро градусов пятьдесят «завернуло». Моментально все патрубки перемёрзли. Вот тут и задумался. Что делать? До Усть-Катава рукой подать. Я пошел по дороге. Нашел какую-то автобазу. Захожу к сторожу. Рассказал нашу печальную историю, попросил ребят приютить до утра. Вернулся, ребят проводил. Шофер убежал куда-то на гору в котельную греться. А я один в автобусе остался. Там ведь форма, а я материально ответственный. И с шести до девяти утра так и просидел. В Усть-Катаве забеспокоились, что нас нет. Пригнали машину, дотащили автобус. В этот вечер отыграли с «Вагоностроителем». Мороз лютый был, ребята все померзли. После игры говорю: «Ребята, не могу больше рисковать. В Ашу не поедем. Да и автобус стоит». Перед этим правда Боря Белов звонил:
- Николаич, ты где?
- Замерзли, Боря!
- Давай я автобус вышлю, тут народу полный стадион!
У нас со ашинской «Сталью» были особые отношения, вели борьбу за первое-второе место.
- Нет, Боря! Не поедем. У меня полкоманды обморозилось. Хочешь, ставь поражение. Я должен ребят сохранить.
Выдал ребятам суточные и деньги на билеты. Посадил на поезд и отправил обратно в Челябинск. Ну а я остался ждать. Через два дня пришла машина из Челябинска. И вот девять часов я опять в этом холодном автобусе до Челябинска на жесткой сцепке, шофер то в кабину сел, а мне места уже не было. В итоге общее переохлаждение организма, врачи сказали – полчаса мне оставалось. Пришел домой, свалился, жена щи наливает. Щи горячие – я ем их и не чувствую. Врачи после этого запретили тренировать на холоде вообще. Сейчас выйду зимой на улицу и сразу начинаю мерзнуть.



Чемпионство среди ветеранов
Лет десять назад тоже сердечко прихватило. Отлежался в больнице. Врачи и в хоккей запретили играть. На четыре года я из игры выпал, сильно уж раздобрел (смеется). Захожу как-то на «Сигнал», и как раз ветераны «Трактора» играют. Подъезжает ко мне Владимир Семенович Суханов:
- А ты чего?
- Да, Володя, врачи мне запретили – сердце.
- Да ну, мне тоже в 57 запретили, смотри, играю же.
Я домой, форму собираю, мне жена: «Ты куда собрался?». А я умудрился сбежать и покататься. Так и начал снова, ожил, глаза заблестели, запах раздевалки почуял (смеется).
Два года назад Володя Березин предложил съездить на чемпионат мира среди ветеранов в группе «60+». А я:
- А мне нет шестидесяти.
- Как нет?
- Мне 59.
- Так ты же с Мишкой Природиным играл.
- Ну и что. Так я играл за команду на два года старше.
А вот в 2014-м году уже в Ригу поехал, стал чемпионом мира среди ветеранов. Нас девять человек из Челябинска было, еще два из Свердловска. Три тройки нападения, защитника всего три: я, Юра Шумаков и Рамазан Хужин. Тяжело было, но выиграли (смеется).

Заслуженный тренер России
Владимир Николаевич, а как вы получили звание заслуженного тренера России?
Есть же официальные документы на получение этого звания, если твой воспитанник становится чемпионом мира, Олимпийских игр, то оно и присваивается. Димка Калинин стал чемпионом в 2008-м, в 2009-м и в 2012-м. И тут мама Димы звонит:
- Владимир Николаевич, а что вы документы не подаете на звание?
- Вера Степановна, да ладно, сынок ведь играет у нас (я его сынком всегда звал) – я и слежу. Это главное.
А она опять за свое:
- Кто-то там получает, а Вы? Успех Димы целиком Ваша заслуга.
Все-таки она меня уломала.
Тут еще Борис Смоленков: «Ты что сидишь? Под лежачий камень вода не течет».
Собрал все документы, передал в школу «Трактор». Диму я же туда привез. Все это знают. Честно говоря, и не надеялся, что звание присвоят. Через год, довольно таки быстро, Виталий Мутко подписал приказ. Петр Васильевич Дубровин сколько в Москве пороги обивал, двери пинал. И ведь прошло много лет, прежде чем ему присвоили заслуженного тренера СССР.
Подгадали церемонию на домашний матч со СКА, и на арене «Трактор» Дима лично вручил мне удостоверение и знак заслуженного тренера.



Лихие 90-е и работа в школе
На «Сигнале» в лихие 90-е все попали под сокращение. Ребята пошли на биржу труда. В 1994-м я ушел с тренерской работы и устроился учителем физкультуры в школе.
В районе проводился Кубок памяти Сергея Ивановича Захватова. Захватовы вообще хоккейная семья. Сергей Иванович четвертый в истории страны «Заслуженный тренер СССР». Сын Сергея Ивановича – Олег был талантливейшим игроком, играл за «Трактор». Но сейчас из Захватовых никого не осталось. Так вот играли на стадионе «Восход». «Металка» против «Трубного». 1975-й, 1976-й годы рождения, принципиальное дерби. У «Восхода» Женя Галкин, Сережка Бровин, сын мой Виталий.
В 90-е начали потихоньку распродавать объекты Спортклуба «Восход». После смерти Виктора Ивановича Старикова в 2004-м развалился клуб «Восход» и сразу развалился стадион. Ветераны «Восхода» тогда предлагали мне занять это место, но я уже много лет работал в школе преподавателем физкультуры. А «Металка» еще живет, каждый год лед заливают, детишки тренируются, мужики играют.

Так и мы закончили нашу беседу. Обо всем и не переговоришь. По дороге со стадиона встретили группу ребятни, а они хором:
- Здравствуйте, Владимир Николаевич!
Нет, можно вспомнить те времена, когда Учитель был папкой, мамкой и главным советчиком. Когда уважение к Учителю было нормой.
- Да у меня их родители еще учились, тут многие меня знают.
Где такое сейчас еще увидишь? Вот такая она «Металка», весомая часть Большого Хоккейного Челябинска. И Владимир Николаевич Печёнкин, Николаич, как зовут его друзья, родом с Металки – хоккеист, тренер и Учитель!

Форум хоккейных статистиков
Фото О.Выгуов, из архива семьи Арабаджи

понедельник, 13 октября 2014 г.

Стариков Виктор Иванович

Стариков Виктор Иванович 12.10.1934 – 18.06.2004













село Березово, Пугачевского района, Саратовской области. Защитник. Заслуженный тренер РСФСР (1971).
Карьера игрока (Чемпионат РСФСР): ЧТПЗ (Металлург, Челябинск) – 1958/59, Труд-ЗМК (Челябинск) – 1960/61.
Карьера тренера: Металлург (ЧТПЗ, Челябинск) – 1962-1964, СК Восход – 1964-2004

Окончил Уфимский техникум физической культуры (1971). Трудовую деятельность начал в 1948 году слесарем на Челябинском трубопрокатном заводе (ЧТПЗ), где выступал за заводскую хоккейную команду «Металлург», принимавшую участие в чемпионате РСФСР и СССР (класс "Б"). С 1962 года (совместно с С.И.Захватовым) тренер «Металлурга», с 1964 года - тренер хоккейной школы «Восход». Большое внимание уделял созданию дворовых хоккейных команд, подготовке к Всероссийским детско-юношеским соревнованиям «Золотая шайба». Подготовил юношескую сборную Челябинской области успешно выступившую на чемпионате СССР (1968). Подготовил 65 мастеров спорта, в их числе и 2 заслуженных мастера спорта. Его сын - заслуженный мастер спорта по хоккею с шайбой Сергей Стариков и Сергей Макаров.

Из воспоминаний сына С.В.Старикова
Сергей Викторович, вы - единствен­ный олимпийский чемпион по хоккею (во всяком случае - в нашей стране), кото­рого тренировал собственный отец. Как такое произошло?
На коньки встал рано. Отец рассказывал, что мне, двухлетнему, он на заводе выточил дере­вянные коньки, накрутил их на валенки, и я в них топтал снег. Потом проблемой стало отсутствие коньков для маленьких. Отец договорился с ка­ким-то сапожником перешить коньки большого размера на маленький, переделал лезвия. На­верное, у меня были самые маленькие коньки в Челябинске (улыбается). Катался во дворе, в ко­робке. Льда было много. Отец тренировал спорт­клуб «Восход», но до 11 лет не подпускал меня к команде. Я хотел играть, но слышал, что еще рано, и просто накатывался. Кроме отца учил меня катанию и заслуженный тренер СССР Сергей Ива­нович Захватов. Если что-то делал неправильно, меня останавливали, говорили, в чем неправ. Много работал с шайбой. У отца было немало воспитанников, которые уже играли в командах мастеров. Иногда они мне привозили клюшки. Самый запомнившийся момент: Владимир Шабунин подарил новинку - только что появившуюся в «Тракторе» финскую клюшку «Торонто» ядовитого ярко-желтого цвета. Я был такой счастливый, что чуть ли не спал с ней.
С 11 лет начал играть за «Восход» на первен­ство города. Тогда каждый завод имел команду - ЧТПЗ, ЗСО, ЧТЗ, ЧЗМК, ЧМЗ... Играл вместе с Сергеем Макаровым, которого тоже тренировал мой отец.
Сразу стали защитником?
Вначале играл где хотел: и впереди, и сзади, иногда и вратарем. Когда отец выдавал форму, подошел к нему и спросил, кем он играл. Услы­шал, что защитником и говорю: «Я тоже буду им». Но был защитником, сказал бы, нападающего пла­на: катание у меня было хорошим, шайбу подби­рал... Лучшим, конечно, был Сергей Макаров. Ему отдашь, а он всех обведет.
Интересный момент возник, когда на первен­стве города мы обыграли «Трактор», для которого селекция велась со всего Челябинска, со всей области. Тогда мне сказали: -Ты должен идти в «Трактор», - чем буквально шокировали. Отец объяснил, что областная Федерация хоккея реши­ла, что я, Макаров и еще двое ребят должны идти в «Трактор»: «Будете играть на первенство СССР». Я не понимал, почему не могу играть за «Восход»: а если всех обыграем? Говорили, что такие прави­ла, но я долго не хотел идти в другую команду.
***
Отец буквально обожал Тарасова. Однако, когда меня приглашали в ЦСКА, отец сначала не пустил. С А.Кострковым и Г.Цыгуровым убеж­дали: «Куда ты идешь?». Назвали мне 4 пары за­щитников: «Все в сборной. Ты - девятый. Как ты сможешь играть в сборной, если ты в ЦСКА лишь девятый? Оставайся в «Тракторе». Наконец, убе­дили. Макаров ушел - я остался в «Тракторе». Но сказал: на будущий год точно уйду!

Сергей Чернышев
Футбол Хоккей Южного Урала № 39 (859) 2009 г.

В.И.Стариков и его воспитанники СК Восход 1970 г. С.Стариков второй слева от него, второй справа от него С.Макаров

Из воспоминаний С.М.Макарова
Мне повезло с тренером. Это был Виктор Иванович Стариков, отец известного советского хоккеиста, защитника, двукратного олимпийского чемпиона Сергея Старикова. А на коньки меня поставил старший брат Николай. Коля начал водить меня на стадион «Восход» челябинского трубопрокатного завода, когда мне еще и трех лет не исполнилось.
Помню, как в пятилетнем возрасте я уже играл в команде вместе с ребятами, которые были старше меня. Еще мне повезло и в том, что во дворе у нас был хоккейный стадион. Так что льда мне хватало. Рядом еще озеро было, конькобежный стадион. Кроме времени, которое я проводил в общеобразовательной школе, можно сказать, с утра до вечера гонял шайбу.
Без всякого преувеличения могу сказать, что тренер был нам вторым отцом. А родителям некогда было ходить на наши тренировки. Они были заняты, вкалывали на заводе, чтобы детей прокормить. Так что мы, в принципе, зимой и летом воспитывались на стадионе. Если бы первый наставник не привил нам любовь к хоккею, то, наверное, мы не проводили бы столько времени на льду. Это не было нам в тягость. Никто нас не заставлял. Мы сами использовали чуть ли не каждую свободную минуту, чтобы поиграть в хоккей. И до сих пор мне не надоело надевать коньки.
У нас был, не побоюсь этих слов, уникальный тренер. После того как Виктора Ивановича не стало, этот спортивный клуб закончил свое существование. Выходит, все там держалось на этом незаурядном человеке. Виктор Иванович, находился там с раннего утра и до поздней ночи, по сути, жил на стадионе. Он несколько поколений игроков воспитал. Наверное, его воспитанники составляли половину состава «Трактора». Считаю, что редко встречаются такие тренеры, которые буквально всю жизнь посвятили детям. Думаю, первый тренер обеспечивает не менее пятидесяти процентов будущих успехов спортсмена. Люди, которые чего-то достигли в хоккее, всегда помнят своих первых тренеров.
Он же учил вас не только хоккею, но и жизни. С любым вопросом можно было к нему подойти. Сейчас, по статистике, у нас около сорока процентов детских тренеров не имеют высшего образования. А из остальных шестидесяти процентов многие не полностью готовы обучать детей. Люди приходят работать в спортшколы после окончания игровой карьеры, получив высшее образование во время активных выступлений в большом спорте. Сами знаете, насколько поверхностно зачастую получается такое образование…
Однозначно: для работы с детьми необходимо призвание. Жизнь не раз доказывала, что далеко не всегда сильные игроки становились хорошими тренерами. Обязательно у человека должны быть педагогические навыки. И, разумеется, любовь к детям. Без этого можно только испортить ребенка. У моего первого тренера не было высшего образования. Но он брал за счет другого: богатейшего жизненного опыта, любви к детям и хоккею.
На тренировках сразу видно, как наставник относится к детям. Иной свистнул, бросил шайбу и стоит возле борта. Настоящий детский тренер никогда не побоится пожертвовать и своим личным временем во имя детей. А это далеко не каждый сможет.

Из воспоминаний Н.Н.Суханова
Николай, Николаевич, давайте вспомним, как вы пришли в хоккей, с чего всё началось?
Я родился в Ленинском районе. Мы жили на берегу озера Смолино. Тогда у нас не было ни коньков, ни формы. Однажды я взял у мальчишек коньки покататься, на озере как раз лёд застыл. А там заводь была, мы там и катались. И вот однажды туда свою команду привез знаменитый Виктор Иванович Стариков. Мы катались вместе. А я лучше всех из наших стоял на коньках, поэтому он меня пригласил в школу «Восход». Так в 1968 году я записался в хоккейную секцию. Поиграл там всего сезон, а однажды пошел на отбор в школу «Трактора» на старом стадионе. Там как раз набирали мальчиков 1959 – 1961 годов рождения. Все тренеры собрались – Мурашов, Угрюмов, Дубровин. Народа тогда очень много пришло, в итоге 10 человек отобрали. Среди них был я.
Вы сразу нападающим стали?
Да. Правда, как только Стариков узнал, что у меня фамилия Суханов, сразу поинтересовался – не мой ли отец играет в «Тракторе». А это был дядя. Предложили в защитники идти как родственник мой, но мне в нападении больше нравилось, и забивать получалось.

Вспоминает А.Л.Воробьев
Когда я начал работать администратором Трактора, то на валюту были квоты. На команду давали копейки, по сути, то, что оставалось от сборных. Временами доставалось пять пар коньков, временами 25-30 клюшек, 3-4 пары перчаток. Коньки «Экстра» улучшенной модели было просто не достать, а так хотелось… Затем уже появились коньки с пластмассовыми «стаканами» и доходило до анекдота. Дадут пар семь разного размера, «стаканы» лопнут, а заменить нечем. Но Челябинск приспособился. Виктор Стариков, Боря Смоленков и я этим занимались. Приезжали на трубный завод и нам в первую очередь клепали эти коньки. Игроки ЦСКА – тоже в Челябинск свои коньки на ремонт привозили.

Скончался 18 июня 2004 года в Челябинске. Похоронен на Сухомесовском кладбище в Челябинске.
Виктор Иванович всю жизнь посвятил Восходу. С ним прощались на родном стадионе. Ушел Виктор Иванович – не стало хоккейного Восхода……
Светлая память….



Форум хоккейных статистиков
Сайт спортивный некрополь
Фото из архива С.Старикова