Показаны сообщения с ярлыком Судья республиканской категории. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Судья республиканской категории. Показать все сообщения

среда, 17 августа 2016 г.

Коровин Александр Григорьевич



Коровин Александр Григорьевич 1951



















Защитник. Судья республиканской категории. За Трактор провел 1 сезон, 1 игру, 1 (0+1).

Карьера игрока: «Трактор» - 1966/1967 (Кубок СССР), «Сельхозвузовец» 2 лига - 1970/1971, «Металлург» Челябинск 2 лига – 1976/1977, 1 лига – 1977/1978

Карьера судьи: главный судья – 1982, линейный судья с 1981-1986, председатель спортивно-технической комиссии судейского комитета ЧГОО «Федерация хоккея»

Достижения: в десятке лучших судей страны 1982, 1986


На фото судья республиканской категории А.Коровин (наладчик ЧТЗ) и судья всесоюзной категории В.Кривоусов (слесарь-лекальщик)


Примечание в справочниках Соколов В.А. авт.-сост. «Трактор», Челябинск Справочник, - Челябинск, 1988, Винницкий М., Кислянский М..Хоккей 1985-86. Справочник любителя хоккея. Челябинск указано, что Коровин А. заявлен в сезонах 1974/1975, 1975/1976 в составе «Трактора», но ни одной игры не провел

В справочнике Жидков В., Серебренников С., Тетерин П. Кубки, кубки, кубки. 2008 указан Коровин П. (возможно ошибка в протоколе)



Форум хоккейных статистиков им. Виктора Малеванного

Соколов В.А. авт.-сост. «Трактор», Челябинск Справочник, - Челябинск, 1988, Винницкий М., Кислянский М..Хоккей 1985-86 Справочник любителя хоккея. Челябинск

Жидков В., Серебренников С., Тетерин П. Кубки, кубки, кубки. 2008

суббота, 14 февраля 2015 г.

Канаев Николай Васильевич



Канаев Николай Васильевич 14.02.1926 – 03.02.2002
 















Липецкая обл. Защитник. Судья республиканской категории. Воспитанник липецкого футбола и хоккея. За Дзержинец (Челябинск) провел 1 сезон, 11 игр, 0 (0+0).
Карьера игрока: Дзержинец (Авангард, Н.Тагил) – 1948/49-1960/61 (игрок, играющий тренер), Дзержинец (Челябинск) – 1952/53.



Сезон
Регулярный сезон
Команда
И
Г
1952-1953
Чемпионат СССР. Класс А. Первая группа
Дзержинец
н/д
1
1952-1953
Кубок СССР
Дзержинец
1

Всего за Дзержинец


~11
1





Николай Васильевич Канаев   родился в Липецкой области. С 1941 года работал    карусельщиком на автозаводе и играл в юношеской команде «Торпедо», а зимой в русский хоккей.  В 1946 году его пригласили в торпедовский дубль. В  футбольном турнире «Кубок ста заводов» его заметил тренер «Дзержинца» А.И. Идловский и с   ним приехал в Нижний Тагил.

Н. Канаев. универсальный спортсмен, одинаково сильно играл в хоккей и с шайбой, и с мячом, и на футбольном поле. За «шайбистов» он выступал до 1961 года на первенстве России, с футболом простился, когда ему было за пятьдесят. Долгие годы в паре с Е. Акулиным был играющим тренером заводчан. Сотни спортсменов учились у него в детских и юношеских командах спортклуба, многие стати мастерами клюшки. Н. Канаев -организатор чемпионатов Уралвагонзавода по хоккею. Массовость тогда была огромной - 40 команд цехов и отделов играли в хоккей. Николай Васильевич - судья республиканской категории, много сделал для районной «Золотой шайбы», а сейчас, в преклонном возрасте, входит в судейские бригады на играх «Спутника».

http://historyntagil.ru/culture/10_18.htm






Форум хоккейных статистиков (прим. дата рождения указана 14.04.1926 - очевидно ошибка)
Соколов В.А. авт.-сост. «Трактор», Челябинск Справочник, - Челябинск, 1988
Золотарев И. авт.-сост.«50 лет челябинскому «Трактору», 1947–1997 Кн.-справ.,-  Челябинск, 1997
Жидков В. Отечественный хоккей. Высший эшелон. 1946-1947 - 2006-2007
Жидков В., Серебренников С.,Тетерин П. Кубки, кубки, кубки. 2008

суббота, 2 ноября 2013 г.

Воробьев Анатолий Логинович

Воробьев Анатолий Логинович 02.12.1936


















Челябинск. Судья республиканской категории. Начальник футбольных команд Сигнал и Локомотив (Челябинск) 1977-1982. Старший администратор хоккейного клуба «Трактор» с 1983 года по н.в.. Анатолий Логинович Воробьев – знаковая личность для челябинского спорта. В «Тракторе» он работает уже 30 лет. Анатолий Логинович – свидетель и участник взлетов и падений нашего клуба. Внес огромный вклад в развитие и популяризацию челябинского хоккея.


Анатолий Воробьев: Даже в 50-е годы в стране не было команды, где бы не играли челябинские воспитанники

В «Тракторе» нельзя найти человека более уважаемого, чем старший администратор Анатолий Воробьев. «Деда», как называют его в клубе, работает с командой уже 32 года, и наблюдал разные времена. Анатолий Логинович видел «Трактор» образца 50-х годов, был знаком с легендами и звездами хоккея советского времени, застал начало тренерской эпохи Валерия Белоусова и лично отстаивал интересы родной команды на всевозможных уровнях. Воробьев без прикрас – один из самых авторитетных людей в современном российском хоккее и при этом он всегда оставался в тени и его скромности можно только позавидовать. За все годы в спорте «Деда» никогда не давал интервью, постоянно отнекиваясь и говоря, что его дело маленькое. Но из разговора становится понятно, что такой «Трактор» как сейчас мы видим во многом благодаря ему. Человеку, болеющего за команду сердцем.

Необходимо возвращать традиции дворового хоккея 

Анатолий Логинович, за 32 года работы в «Тракторе» вы не дали ни одного интервью и мы толком ничего не знаем ни о вас, ни о вашей семье…
   
Я родился в Челябинске. Жили мы рядом с железнодорожным вокзалом возле стадиона «Локомотив» и вместе с пацанами днями не вылазили оттуда, играя в футбол, хоккей и другие подвижные игры. Нас было три брата. К сожалению, Юрия уже нет с нами. А он был человек хоккейный: играл и тренировал в местном «Металлурге» вместе с Виктором Мальцевым и даже два года выступал за «Трактор». Одно время он был директором Дворца спорта на ЧМЗ. Второй брат Сергей сейчас на пенсии и около 12 лет живет в Германии. Он закончил Свердловское пожарно-техническое училище, был бронзовым призером первенства союза по пожарно-прикладному спорту, и одно время работал на родине. Потом уехал в Германию в звании подполковника. У него жена немка. Они поехали туда отдыхать и с тестем и тещей уговорили его остаться. Я езжу к ним постоянно. У него все нормально. Есть сын, немецкая пенсия. Все хорошо. Но скучно. Очень скучно в сравнении с жизнью в России. Что касается меня, что я тоже имел отношение и к хоккею и к футболу, но играл только лишь на первенство города. Отец мой всю жизнь проработал на вокзале электриком, и мы с младшим братом, с которым нас совсем не различали, постоянно бегали там. Знали нас все: от уборщицы до начальника вокзала. 

Каким был Челябинск в военный и послевоенный периоды?   
Когда началась война, мне было всего пять лет. Мой дом стоял на вокзале, где сейчас располагаются остановки троллейбусов. Учился я в «железнодорожной» школе №2, где был большой двор и футбольное поле. Не было таких построек как сейчас. Было много пространства и спортивных площадок. Где сейчас стоит «Синегорье», там было место, которое мы называли «гутапом». «Катюши» на войну уезжали оттуда и когда провожали солдат, мы сразу бежали туда. 

Но вы же еще были и футбольным судьей. 
Как я попал в судейство? На «Локомотиве» я много судил различные детские матчи и случился один интересный момент. На первенство города тогда еще на гаревом поле стадиона «Центральный» играли ЧИМЭСХ с «Локомотивом» и на встрече присутствовал наш знаменитый рефери Виктор Домбровский. Я же в то время много общался и с футболистами и с хоккеистами ЧИМЭСХ, и так случилось, что на этой игре не было судьи. Ко мне подошел Николай Сидоренко и попросил посудить, я согласился. Через два дня телефонный звонок от председателя федерации города Виктора Калины. Говорит: «Молодой человек, не можете ли прийти в комитет?». Оказывается, Домбровский позвонил туда и сказал, что парень здорово отработал матч и почему бы не попробовать его на этом уровне. Вот так и началась с футбола моя судейская карьера. Через два года я стал рефери республиканской категории, судил первенство Союза, потом стал председателем коллегии судей Челябинска и заместителем председателя и председателем областной федерации. Был случай, когда в Челябинске не стало большого футбола, «Локомотив» снялся с чемпионата и пошли серьезные волнения в среде болельщиков. Они писали в Москву и куда только, в общем, не писали. Ситуация, что миллионный город не имеет футбола, была для них дикой. Третьим секретарем Обкома тогда был Николай Сонов, курировавший спорт, а Первый секретарь Обкома Михаил Гаврилович Воропаев был в Москве на совещании и ему задали тот же самый вопрос, которым задавались болельщики. Он дал слово, что футбол в Челябинске будет. Когда он вернулся, мы в федерации начали искать команду, но никто играть на таком уровне не хотел. Но тогда два года подряд чемпионами города и области был «Сигнал». Быстро «придавили» директора завода, сделали команду, и мы вместе с Калиной начали заниматься ее строительством. Встал вопрос о тренере, и нам пришлось уговаривать Геннадия Неделькина, который на тот момент был заслуженным тренером Таджикистана. Команда поехала на свои первые сборы в Душанбе. Представьте, что на тот момент не было ни начальника, ни администратора, и никто не хотел идти на эти должности. После приезда со сборов ситуация не изменилась и на одном из совещаний я ради шутки сказал: «Возьмите меня, я смогу». И все. Прилетел я после судейства в Семипалатинске и мне сообщили, что я становлюсь начальником «Сигнала». Это был 1977 год. Я пытался отшутиться, но решение уже было принято и деваться было некуда. Два года отработал там и когда «Сигнал» решил сниматься с союзного первенства я решил вернуться на часовой завод, но меня отговорили и я начал свою деятельность в «Локомотиве». Вскоре и там стало невмоготу, Знарок ушел, и в один из вечеров звонит мне Владимир Яковлевич Казарин – бывший начальник «Трактора». Говорит: «Приедь, переговорим». Но я уже принял решение и не хотел возвращаться в спорт. На следующий день мы беседовали почти два часа, но они так меня и не уговорили. Спускаясь по лестнице, я встретил Геннадия Цыгурова: 

- Когда, Толя, придешь? - спрашивает он меня. 
- Никогда, Гена, - отвечаю. 

После этого сидели еще два часа. На тот момент администратором команды был Владимир Суханов – мой большой друг и я дал слово, что на «живое» место никогда в жизни не приду. Но Володя через месяц ушел. Так я и попал в «Трактор». Фактически, меня привел Геннадий Цыгуров. Здесь большая его заслуга. И вот идет уже 32-й год как я постоянно рядом с командой. 

Складывается ощущение, что люди вашего поколения не могли не иметь отношения к спорту. 



Молодежь того времени была сильнее и сплоченнее. Не было ни Интернета, ни компьютерных игр. Приходя со школы, мы бросали сумки и шли либо на каток, либо на стадион, откуда временами не вылазили до часу ночи. С этого дворового футбола и хоккея выросли многие спортсмены. С нами, например, постоянно каталась призерка Олимпийских игр в Инсбруке Татьяна Сидорова, Она на беговых коньках, а мы на хоккейных. Тогда не было специализированных школ олимпийского резерва. Мое мнение таково: нынешних СДЮСШОР не должно быть. Почему? Потому что когда набирается группа из отборных хоккеистов и они громят всех подряд, как «Трактор» по младшим возрастам, это не способствует росту мастерства. Ведь есть мальчишки, которые на ведущих ролях в маленьких школах и за ними тянулись бы остальные, постоянно добавляя в мастерстве. Вот это правильно. Все время привожу в пример магнитогорский «Металлург-87», один из сильнейших возрастов этой школы. И где они сейчас все? Нет ответа. Индивидуальные виды спорта – да. Это другое. Но в командных создавать спортшколы, где в каждом возрасте по 10-15 человек лучшие, просто нельзя. У меня не укладывается в голове еще одна вещь. Мы ждали молодежную лигу, она должна была быть, мы ее организовали, но почему все сделано именно так? Ребята выпускного года – им по 17 лет. И они в МХЛ варятся в своем собственном соку. Поймите, в команде должен быть «дядька», пример для молодежи. Выпускается ведь по 10-15 человек и большая часть, естественно, пропадает, потому что всех сразу в первую команду взять нельзя. Со мной никто не соглашается, но я считаю, что раньше во дворах играли в одной команде люди разных возрастов и именно оттуда вышли Харламовы, Викуловы, Мальцевы, Макаровы и многие другие. Они вышли из дворового хоккея. За последние годы назовите, чтобы у нас выросла какая-то звезда? Их называют звездами, но звездами они еще не являются. Мы играем первенство России, у нас не НХЛ. Мы их раньше обыгрывали на одном коньке, потому что хоккеем занималась вся страна, а сейчас у них бесчисленное количество лиг, а мы топчемся на месте. В той же ВХЛ сейчас играют практически без стимула. И еще: раньше в ноябре месяце мы уже заливали катки, а сейчас погода сильно поменялась и в Москве, например, практически нет открытого льда, и все перешли под крышу. А под крышами находятся уже специализированные спортшколы. Замкнутый круг. Нет дворовых пацанов, нет. Я предлагал. Почему для начала один день в неделю не открыть дворцы для всех желающих? Чтобы мальчишки хотя бы с 8 до 12 ночи гоняли шайбу в свое удовольствие… 

Интересное мнение… 

  
Да, это мое мнение. А если коснуться профессионального хоккея. Почему в заявку можно включить всего 25 игроков. Тренера плачут, это ведь ничтожно мало. И везде одни «нельзя». Сделали хотя бы 28-30 человек. Раньше, когда у «Трактора» был фарм-клуб, заявить на первенство региона могли хоть 50. Сейчас регионов нет. И вот… Смотрите, получает человек травму в основной команде. Хорошо, если он по возрасту попадает в «молодежку», и может восстановиться там после травмы. А в 25 лет? Он должен восстанавливаться и где-то играть. А где ему играть? Ведь об этом никто же не думает. Люди за столами сидят и говорят, чтобы в таких ситуациях хоккеисты больше тренировались. Но мы же понимаем что такое тренировка и что такое игра. Вот что страшно. Поэтому когда я приезжал на собрание в федерацию, вокруг меня всегда собирался кружок, где говорили о деле. Я предлагаю, чтобы в молодежной команде была пара человек, например, до 26-27 лет. 
Есть хороший пример, и Виктор Васильевич Тихонов со мной согласился. Когда его ЦСКА с молодыми пацанами занимал 16-17 места и туда пришел Алексей Касатонов, команда сплотилась вокруг него, и это сразу дало результат. Нельзя, чтобы молодежь варилась в своем собственном соку. Мы ведь говорим о том, что расцвет игрока начинается в 24-25 лет, а сейчас мы теряем этот золотой возраст, потому что многие не попадают в команду мастеров и вынуждены прозябать на задворках. Считаю, что нужна промежуточная лига, которую вполне можно организовать в рамках первенства регионов. 


Челябинские игроки и тренеры фактически подняли хоккей в Омске и Уфе 

«Трактор» ведет свою историю с 1947 года, и команда собиралась фактически на ваших глазах. Как оно все было поначалу? 

  
Хоккей с шайбой начался в Челябинске в 1946 году, а до этого был только хоккей с мячом. Первыми в «шайбу» начали играть на ЧТЗ. В начале 50-х годов чемпионом города по «мячу» был «Локомотив». Хорошо играла команда завода имени Колющенко, училище штурманов и автомобильное училище. Команд на самом деле было много и тогда в Челябинске все говорили, что в «шайбу» приезжай играть на ЧТЗ, а в «шарик» на «Локомотив». Там на первенстве города «грузили» по 10-15 голов. На ЧТЗ было настоящее паломничество. На трибунах собиралось по 6-7 тысяч зрителей, хотя мороз был под 30 с лишним градусов. Мастерства, конечно, великого не было, но команда в стране уже тогда была одной из лучших. Перечислять великих игроков, вышедших из Челябинска, я не буду. Вы их и так все хорошо знаете. И даже в то время, в 50-е годы, не было в Союзе команды, где бы не играли челябинские хоккеисты. Чем было обусловлено? Да тренеры были настоящими энтузиастами своего дела, и первое что ставилось в Челябинске, было катание. И до сих пор наших ребят везде берут с удовольствием. Взять тот же футбол. Тогда первенство города включало в себя соревнования в трех группах и ЧТЗ выставляло две команды: одну клубную, а вторую полностью составленную из хоккеистов. И играли ведь «трактористы» на городе! 

Считаете, что еще можно возродить эту систему?   


Скажу так, люди нашего поколения могли играть в футбол, хоккей, волейбол, теннис, городки, бегать эстафеты и делать все это на хорошем уровне. Сейчас идет узкая специализация. Сделали СДЮСШОР, которые работают по плану, и все это отошло. Виктор Мальцев у нас один в волейбол обыгрывал команду, составленную из действующих хоккеистов. Виктора Шустова звали в первую команду футбольного московского «Динамо», Геннадий Цыгуров был отличным защитником, Боря Ребянский одинаково хорошо играл в хоккейных и футбольных воротах, был одним из лучших голкиперов в Челябинске. Легендарный Альберт Данилов, к слову, мастер спорта по городкам. 

Но ведь подобный универсализм уже вряд ли возможен в современном мире, где и технологии и система подготовки разительно отличаются от тех лет…   


Я думаю, что возможен. Просто надо сейчас заняться реорганизацией всего хоккейного хозяйства. Но страшно еще и другое – стало много заманчивых вещей: приставки, игры, многое другое. И это расслабляет. Раньше ведь как учились: команда мастеров уезжала на сборы и игроки за свой счет ездили в Челябинск, чтобы сдать экзамены в институте. А сейчас мы туда игроков за руку тащим, а идти все равно не хотят.
Назовите города, где челябинские воспитанники подняли хоккей?
Прежде всего, это Уфа и Омск. Эти команды поднимались на наших хоккеистах. В омский «Спартак» уезжало семь человек во главе с тренером Валентином Скибинским, двоих вернули, а пять хоккеистов так и остались играть. Когда они приехали на ЧТЗ, то зрители в Челябинске сломали ворота при входе на стадион. Народу было просто ужас сколько. Кстати, мы не потеряли Колю Макарова только благодаря Воропаеву. Он его отстоял. Коля был месяц на сборах со «Спартаком» и если бы Макаров дернулся не в «Спартак», а в ЦСКА или «Динамо», то пиши пропало, и к нам бы он уже не вернулся. А так мы никого не могли задержать в Челябинске. Исторически сложилось, что от нас игроки уезжали в другие клубы. И это продолжается до сих пор…Но сейчас все решают финансы. Если раньше ЦСКА – это армия, «Динамо» - милиция, «Спартак» - профсоюзы, то теперь только деньги имеют значение. Богатые клубы заманивают мальчишек финансовой составляющей, приплачивают родителям. А сам игрок еще и ничего не сделал. Кузя вон на год сбегал в Омск и вернулся уже подсдавшим. А если бы не вернулся? Не было бы сейчас того Жени, который есть. 

Говоря о гегемонии московских команд в то время, не стоит забывать и питерский СКА. Мыльников, Рожков, Бухарин. Тогда пять человек забрали в северную столицу…   
Забрали их без меня, а возвращать этих хоккеистов в Челябинск ездил в Питер уже я. Сначала вернули Мыльникова, потом приехал «Рожок»… 

Получается, что наши тренеры, по сути, непревзойденны? 
Это же традиции школы. Детский тренер – это и папа, и мама и у нас всегда было много таких. Тренер это Божий дар, это призвание. Сколько было отличных наставников, работавших до этого парикмахерами, сапожниками. Когда я пришел, тоже было сложное время. И вот приезжаем мы в Новосибирск и выигрываем 12:2. Люди подходят ко мне и спрашивают: 

- Логиныч, как такое возможно, ведь команды, по сути, у вас нет. 
- У нас играют и работают энтузиасты, - отвечаю им. 
Все время я привожу в пример Виктора Перегудова. Если у него тренировка в два часа, то он будет в два часа вне зависимости от того, как он себя чувствует. Когда не было льда в Челябинске, он катался ночью в «Юности», где работал его большой друг Павел Ромаровский, который тогда был директором дворца. И сколько он вырастил пацанов? Не сосчитать. Поэтому начинаешь говорить родителям, чтобы не дергались, а они то одно, то второе. Не понимают, что ребенок должен сначала встать на ноги, а потом уже думать о деньгах.


Фамилии игроков «Трактора» 50-х и 60-х годов были известны в городе, если сравнивать с нынешней действительностью? 
Фамилии были известны и всех игроков знали в лицо. Не могу не сказать, что очень много сделал для становления хоккея в Челябинске Николай Семенович Сидоренко. Через его ЧИМЭСХ прошли все более-менее известные игроки тех поколений, кроме, пожалуй, Рудика Документова и Вовы Каравдина.
До вас в «Тракторе» работали Владимир Суханов и «великий комбинатор» Зиновий Певзнер, которого все знали как «Зяму».
Зяма – один из легендарных администраторов. Я еще не был в спорте, а Зиновий Борисович уже творил дела. В то время не было ничего, и все необходимо было доставать окольными путями. Он это умел в совершенстве и просто рожден был для этого. Например, забронировать гостиницу для него было плевым делом, а это в то время было крайне сложно. Когда я начал работать, то на валюту были квоты. На команду давали копейки, по сути, то, что оставалось от сборных. Временами доставалось пять пар коньков, временами 25-30 клюшек, 3-4 пары перчаток. Коньки «Экстра» улучшенной модели было просто не достать, а так хотелось… Затем уже появились коньки с пластмассовыми «стаканами» и доходило до анекдота. Дадут пар семь разного размера, «стаканы» лопнут, а заменить нечем. Но Челябинск приспособился. Витя Стариков, Боря Смоленков и я этим занимались. Приезжали на трубный завод и нам в первую очередь клепали эти коньки. Это сейчас можно подрезать право-лево, а тогда нет. Был у меня анекдот. Наш хороший игрок и тренер Анатолий Тимофеев отыграл сезон, а я в начале чемпионата ему на правый «стакан» поставил левый. Последняя игра сезона. В раздевалке шампанское, все дела, а он ко мне: 

- Что ты, говорит, сделал. Я всю игру запинался и падал. Конек посмотри, какой поставил 
- А почему сегодня-то, Толя, - отвечаю. – Ты весь сезон так играешь, а только увидел. 
Связями обрастал потихоньку. Первым моим товарищем был администратор «Крыльев Советов» Саша Куликов, их бывший вратарь. Кстати, он «под этим делом» один раз нас в Челябинске обыграл. Он уже был администратором, но был заявлен за команду. Их вратарь получил травму, и ему пришлось играть. А Саша немножко «принял» до этого. Вот так и играли (смеется). Постоянно подначивал после этого он меня. Был в «Крыльях» и Игорь Дмитриев. Я звал его Игорек, а он меня Воробей. И никак по-другому. Он был одним из лучших людей, кого я знал. Большой умница и молодец. Но…не повезло в жизни. Ушел рано. Вот Игорь и Саша мне и помогли обрасти связями на начальном этапе. Это потом я уже открывал на складах двери ногой. Расскажу, что раньше на клуб была четкая квота. Например, 400 тренировочных шайб на сезон и 200 игровых – чешских или таллинских. Все за счет связей, иначе ничего не достать. Выделят десять пар перчаток детского размера и куда они? Поэтому две пары отдаешь кладовщику и восемь забираешь себе, но нужных размеров. Такая арифметика была. 

А кто придумывал новые логотипы на форме?   
Мы сами. Все придумывали мы сами с Марком Винницким и потом еще и с Валерием Белоусовым. Первый не наш логотип – это нынешний белый медведь. Швейцарцы прислали нам три варианта: с медведем, с соболем и еще какой-то. Выбрали в итоге медведя. Я до сих пор считаю, что это одна из лучших эмблем в Лиге. Наши свитера с удовольствием заказывают коллекционеры и из НХЛ.
Вы отправляли команду на два Кубка Шпенглера и в турне по США. Как это получилось?   
Касаемо турне - это организовывала Москва. А Кубок Шпенглера – это единственный оставшийся турнир, который достойно спонсируется. Когда мы играли, швейцарцы дали полную экипировку на вратаря и верх на хоккеистов плюс коньки. Организовано все было очень здорово. Дворец на 7.5 тысяч. Деревянный, к слову. Народу битком. И нас тогда в первый год обыграли Слава Быков и Андрей Хомутов. Вели 5:2 и 5:6 уступили. Тогда было в новинку, что назвали имя игрока, а зрители подхватывали фамилию. Удивительно было. Быков там был кумиром настоящим. 

А когда вы первый раз побывали заграницей?   
Меня редко брали. Первый раз я выезжал на север Италии. «Трактор» поехал готовить итальянскую сборную к первенству мира во втором дивизионе. Было три игры. Федерация предложила. Тогда же было сложно. Ограниченное количество людей и многих поэтому отцепляли. Впечатления, конечно, отличные. Ездили в Венецию, побывали на высокогорье. Бывал я и на первенствах мира в Финляндии и Швеции. К слову, туда мы ездили своими автобусами. Первый раз его предоставило «Динамо» московское, а второй раз я заказывал сам. Тогда ездили люди из Нижнего Новгорода, Саша Стеблин, ребята из «Крыльев».

То есть такой факт, что «Трактор» был спарринг-партнером сборной Италии и команд, из игроков которых в 1980 году была составлена золотая олимпийская сборная США, имеет место быть?
   
Да, такое было, как это не удивительно выглядит. В США ездили в новогодние каникулы сезона 1978/79. Так сказать, рождественское турне. Итальянцы были в 1990-м. Тогда одну сыграли вничью и две выиграли. Вспомню и турне «Трактора» по Америке декабря 1993 года. Правда, назвались мы сборной Урала, но в команде были преимущественно наши ребята. Не очень удачно проехались по США тогда. Одна победа и шесть поражений.

Судьи-сплавщики? Я единственный человек в стране, кто может так говорить 

Правда ли, что в начале 90-х годов в «Тракторе», как говорят, выдавали зарплату колбасой?
   
Ну, нет. В «Тракторе» такого не было. Зарплату все получали нормально. Единственное, что у нас была «отоварка». Раз в месяц мы приезжали в магазин и брали дефицитные продукты: колбасу, консервы и т.д. На команду была определенная денежная квота, и ребята ей пользовались. 
Вспомню другое. Был же сезон, когда команда готова была сниматься с розыгрыша. Мы занимали, чтобы поехать на выезд. Бывало, что за два часа до вылета искали деньги, приносили в картонной коробке и расплачивались. Прилетели однажды в Ярославль. Врач Валера Михайлов рассчитывался в столовой мелочью из трехлитровой банки. Ну а как по-другому? Был момент, что в гостинице «Россия» у меня были сургучом запечатанные рубли. Барсетку открываю и плачУ. Ну а что делать. Кассира старшего пригласили, она типа: «Ну вы же «Трактор», куда тут деваться». Так и играли. Как-то выжили, слава богу. Но я доволен, что почти вся моя жизнь рядом с «Трактором». Куда бы я не приехал – у меня везде знакомые. И в моей жизни у меня никогда не было врагов. Я, допустим, судей один в России называю «сплавщиками» и никаких разговоров не возникает. Единственный был случай: когда последний год проводился турнир на призы «Советского спорта», мы прилетели в Ленинград, я выхожу из автобуса и вижу судей человек 20. Выхожу и говорю: «Здравствуйте, товарищи сплавщики!». Гена Цыгуров меня дергает, а Витя Якушев ему: «Геннадий, это единственный человек в стране, кто может так говорить».
У вас всегда много различных веселых историй. Расскажите одну из любимых. 
Ну давайте. Раньше самолет из Челябинска был один и прилетал он во Внуково. Так вот. Прилетел я в день игры «Динамо» - ЦСКА. Зашел на стадион и сел напротив центральной трибуны с биноклем. Вдруг на трибуне появился Леонид Ильич Брежнев с двумя здоровенными охранниками. А рядом стояли такие «ладьи» для пепла и «бычков». И они весь период курили. Брежнев сам не курил, а его охранники курили. Закончился первый период, я спускаюсь, и стоит дежурная. Я ей на ушко: «У нас на дворе мороз, декабрь месяц, курить выгоняют на улицу, а Леонид Ильич там курит, на трибуне». Она мне: «Ты ему сам скажи». Я вышел, только прикурил, подходит старший лейтенант, и я говорю ему те же самые слова. Он меня за плечо. Иди, говорит со мной. Я ему – да я же пошутил. А он мне – потом разберемся. Минут десять я с ним говорил. Еле отпустили. Спустился вниз, сдал бинокль и пулей оттуда. Зачем мне такой хоккей (смеется).
Как праздновали бронзовые медали в 1993 и 1994 году? 
Больших празднований не было. Не сравнить с позапрошлым сезоном, когда отмечали «серебро». Но я всегда праздную со слезами на глазах. Мне уже много, но «Трактор» при мне должен завоевать «золото». Как мог завоевать его в сезоне 1992/1993, когда в полуфинале рефери откровенно помог «Динамо». Он тогда один меня седым сделал. 

Та команда была самой талантливой в истории клуба?
Да. Там огромную лепту внес Валерий Константинович. При мне это был самый расцвет молодежи, и если бы команда не распалась, то могла царить на троне много лет. Многие говорят, что когда Белоусов ушел в Магнитогорск, то забрал с собой хоккеистов. Но говорят по незнанию. Во-первых, ушел он далеко не по своей воле. Во-вторых, когда его назначили, там уже были и Гомоляко и Карпов и все остальные. Неправильно обвинять Валерия Константиновича. Он пришел туда уже на готовую команду.

Было ли тогда предчувствие, что команда вскоре вылетит в низший дивизион?

В тот год, когда вылетели, команда улетела в США на три недели. И эти три недели тренер был здесь. Половина улетела, а половина осталась. Лететь надо было не по желанию, как было объявлено. В «вышку» мы «упали» только из-за этого. Можно было все спасти.
Еще одна тема – объединение «Трактора» с «Мечелом».
Меня это очень задевало. Причем это не было объединением клубов. Это было объединение бизнеса высших руководителей, но это не давало ничего. Коллектив там, коллектив здесь, болельщики там, болельщики здесь. Это было нереально и искусственно. Ведь можно назвать много команд, которые объединялись и тут же пропадали. Потому что это ничего не дает. Мы губим сразу и одну и вторую. 
Вы считаете Валерия Константиновича самой знаковой фигурой в истории «Трактора»?   
Да, я считаю именно так. Даже когда он был тренером-консультантом, то команда менялась в лучшую сторону за 2-3 недели. Это показатель. И в 90 процентах случаев он давал результат. 


На закрытии сезона 2012/2013 вы получили награду как лучший администратор КХЛ. 
Я все время возмущался, что отмечают лучших игроков, тренеров, а людей незаметных: администраторов, массажистов – не отмечают никогда. Они ведь ничего не просят, а спрашивают с них по полной программе. В прошлом году я приехал в Москву. Мне говорят ребята: «А где у тебя галстук?». Говорю: «В кармане». Они: «Там что-то тебе будут вручать». Поэтому когда стали награждать, я сказал спасибо не потому, что я получаю награду, а потому что таких людей вспомнили. Они незаметные, но делают большую работу. Важно и то, что приз назвали именем Владимира Пискунова, администратора «Локомотива». 


А у вас есть любимый игрок за всю историю клуба?   
Они у меня все любимые. За глаза я могу их приложить, но любя. Много игроков, конечно, с тяжелым характером, но приходится уживаться. Это моя работа. Они же большие дети (улыбается). Мне жалко, когда растет талант и пропадает. Сколько их было на моем веку. Некоторые сами сжигают себя, когда появляются первые деньги, но были и, как мы их называли, «баптисты». Слава Войнов, например. Ему было ничего не нужно кроме хоккея. Придет, сядет в угол и готовится. Тот же Сергей Гончар. Они были очень похожи, и я очень рад, что они реализовали свой талант. Бог несправедлив. Кому-то дано, но брать он не хочет, и в голове ничего нет. Кому-то не дано, а он тренируется, пыжиться, но никак. Через труд немногие стали великими. К сожалению, так. 

32 года с «Трактором», а мечта попить шампанского из кубка так и не сбылась…   
Еще сбудется. Еще два года и мы должны «стрельнуть». «Трактор» заслужил золото как никто другой. 
Автор: Иван Веселов
Фотографии пресс-службы хоккейного клуба "Трактор" и фотобанка КХЛ