Показаны сообщения с ярлыком 70. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком 70. Показать все сообщения

воскресенье, 26 июня 2016 г.

Петров Алексей Владимирович



Петров Алексей Владимирович 01.02.1983



















Ухта. Защитник. Воспитанник Ухта, Воркута (тренер - Богатырев Виктор Васильевич), Северсталь (Череповец). Игровые номера № 47, 70. За Трактор провел 3 сезона, 137 игр, 25 (10+15).
Карьера игрока: ХК Липецк высшая лига – 2001/02, Нефтехимик (Нижнекамск) – 2002/03-2003/04, 2006/07-2007/08, Нефтяник (Лениногорск) высшая лига – 2003/04, Дизель (Пенза) высшая лига – 2003/04, Крылья Советов (Москва) – 2004/05-2006/07, Химик (Воскресенск) – 2008/09, СКА (С.Петербург) – 2008/09-2011/12, Торпедо (Н.Новгород) – 2011/12, Атлант (Мытищи) – 2012/13-2013/14, ХК Сочи – 2014/15, Трактор – 2014/15-н.в.

Сезон
Регулярный сезон
Команда
И
Г
А
О
+/-
Ш
ГП
2014-2015
Чемпионат России КХЛ
Трактор
9


0
-4
6
0
2015-2016
Чемпионат России КХЛ
Трактор
60
5
7
12
1
85
0
2016-2017
Чемпионат России КХЛ
Трактор
59
4
8
12
-6
71
1
Всего


128
9
15
24
-9
162
1
Всего за Трактор


137
10
15
25
-9
172
2
Сезон
Плей-офф
Команда
И
Г
А
О
+/-
Ш
ГП
2014-2015
Чемпионат России КХЛ. Плей-офф
Трактор
3


0

4
0
2016-2017
Чемпионат России КХЛ. Плей-офф
Трактор
6
1

1

6
1
Всего:


9
1
0
1
0
10
1


Алексей Петров: Сейчас я игрок «Трактора» и хочу помочь этой команде
Защитник «Трактора» в интервью порталу «Бизнес-Онлайн».

В НИЖНЕКАМСКЕ Я МНОГОМУ НАУЧИЛСЯ
Алексей, вашим первым большим клубом был «Нефтехимик», каким образом вы попали в Нижнекамск?
Помню, когда мне было еще 18 лет, Владимир Васильевич Крикунов звал меня в «Ак Барс», но я предпочел поехать в ХК «Липецк» в высшую лигу, посчитал, что не готов еще выступать на серьезном уровне. Отыграл сезон, окреп, потом Крикунов перешел в «Нефтехимик», тогда уже я к нему попал.
Говорят, главное отличие Владимира Крикунова от других тренеров - его прямота. Он говорит то, что думает.
Это очень опытный специалист, я до сих пор пользуюсь его советами. Хороший тренер, но тяжело у него, конечно. Именно он ввел меня во взрослый хоккей. Очень справедливый, даже в некоторых профессиональных командах кому-то делают поблажки, а у него поблажек нет, все равны, я считаю – это правильно.
Не жалеете, что тогда не согласились перейти в «Ак Барс»?
Нет, я считаю, что сделал все правильно. Так судьба сложилась, что когда я приехал в Нижнекамск, встретил свою супругу, и я прекрасно понимаю, что в жизни мне очень повезло с этим. В Нижнекамске оптимально расти молодому хоккеисту, там хорошая организация, все сделано для спортсменов, есть все условия. По родному отношусь к Нижнекамску. Президент клуба уделяет большое внимание команде. Стоит отдать ему должное, ведь город небольшой и для людей – счастье иметь команду, которая играет в КХЛ. В Нижнекамске я многому научился. Рядом было много взрослых и зрелых игроков, например, Дмитрий Балмин. Он именно тот человек, с которого нужно брать пример. Он был капитаном команды и всегда вел себя справедливо, как в быту, так и на льду.
***

Какой хоккей вам ближе: Быкова или Билялетдинова?
Это провокация, да? Отвечу коротко. Мне нравится силовой хоккей, комбинационный. «Ак Барс» дошел до финала - они молодцы.

С ПЯТОГО КЛАССА ЖИЗНЬ ВНЕ ДОМА
Вы родились в Ухте и уже в пятом классе уехали из дома. Каково в таком раннем возрасте покидать дом?
Тяжело, но в конечном итоге это все помогает быстрее адаптироваться к жизни. Однажды мы поехали в Воркуту на «Золотую шайбу», там меня заметил тренер Виктор Васильевич Богатырев. Он взял меня к себе в семью, я жил у него дома, воспитывал, по хоккею натаскивал. Потом перевез в Череповец в спортивный интернат, там я играл за «Северсталь».
В детстве кто был вашим кумиром?
Алексей Яшин. С отцом смотрели чемпионаты мира, на которых он выступал.
Сейчас у вас уже трое детей. Не трудно на хоккее концентрироваться?
С одной стороны, это позволяет отвлечься дома от хоккея, потому что мне просто и не дадут спокойно подумать о чем-то. Этот год я жил отдельно от семьи, было тяжело, сильно скучал по детям, по супруге. Наш дом находится в Казани. Если позволяет время, на выходных сразу домой лечу. Вообще мне очень нравится Татарстан. Это один из самых благоустроенных регионов России. Потому и решили остаться здесь, да и у жены родственники живут в Нижнекамске, что тоже удобно. Дети у меня тут ходят в школу и детский сад, уже оброс тут корнями. Приятный и спокойный город.
Вам уже 32. Задумываетесь, что будете делать после завершения карьеры?
О чем-то думаю, но пока пусть это все останется в моей голове.
Это связано с Казанью?
Если ничего кардинального не произойдет, то да. Много друзей здесь, город нравится.


Родители до сих пор в Ухте живут?
Да. Скоро приедут ко мне отдыхать. Пока играл в Сочи отец ко мне приезжал. Вот ему в Ухту было сложно возвращаться после месяца в Сочи…
Почему не получилось у вас в «Сочи»?
Сложная история. Можно не будем про это говорить? Сейчас я игрок «Трактора» и хочу помочь этой команде. Контракт со мной на год продлили.
Каково было переходить в команду не с начала сезона?
Ребята классные, они помогли быстро освоиться. Работа была просто в удовольствие, тренеры очень позитивно влияют на игроков, атмосфера очень хорошая. Главного тренера Андрея Николишина в команде очень уважают. Он и сам был классным игроком, да и как тренер хороший. Видно, что человек понимает, что делает и что он требует от игроков.
29 мая 2015

Алексей Петров: Когда даже при не самых удачных результатах болельщики не отворачиваются, то могут и «крылья вырасти»
Защитник «Трактора» вспомнил о своем детстве, рассказал об этапах карьеры, отметил праздничный характер выставочных матчей между клубами КХЛ и НХЛ, а также подчеркнул значимость поддержки болельщиков в трудную минуту.


В УХТЕ БЫВАЛО ТАК ХОЛОДНО, ЧТО НОГИ ОТМОРАЖИВАЛИ НА КАТКЕ
Начнем, пожалуй, с банальных вещей. Как так получилось, что Алексей Петров стал хоккеистом?
Все просто - с детства пошел в секцию хоккея. Я смотрел телевизор, мне понравился хоккей, когда мне было где-то пять лет, а уже в шесть я начал ходить в секцию.
Это была твоя инициатива или родителей?
Да, это была моя инициатива. Начинали мы на открытом стадионе в Ухте. Пришли на каток, почистили скребком лед и катались (улыбается).
Сейчас в Ухте есть закрытая арена?
В мое время, естественно, закрытого катка не было, но около трех лет назад построили арену.
Как же в таком суровом климате заниматься хоккеем на открытом льду?
Бывало очень холодно, что аж ноги отмораживали. В таких случаях мы по десять минут катались, потом шли в раздевалку греться. Стандартно в минус 30-32 играли. В такой мороз!!! Зато лед хороший и снега нет, а когда тепло, то снега много и приходилось много чистить (смеется). Катались мы стандартно с начала октября до начала марта, а потом только в футбол играли.
Все источники говорят, что ты воспитанник воркутинской школы хоккея. Как ты оказался в Воркуте?
Ну, наверное, я все-таки воспитанник ухтинского хоккея: я там встал на коньки, там был мой первый тренер. Большую и самую важную роль в моем переезде сыграл Виктор Васильевич Богатырёв, который меня заметил на «Золотой шайбе», когда я еще нападающим был. У него тогда была сильная команда, она по России была второй-третьей по своему году. Мы им по 0:50 проигрывали (смеется). Он что-то во мне увидел, взял меня в свою семью жить. Золотой человек, таких очень мало. Я ему очень многим обязан, он мне как второй отец.
Из Ухты кто-нибудь еще играет на высшем уровне?
Может быть молодежь какая, но, чтобы кто-то играл в ВХЛ или КХЛ из Ухты, я не слышал.
Чем вообще занимается среднестатистический ухтинец в свободное от работы время?
Я уже не был там довольно давно. У меня в Ухте живут родители, но в основном они ко мне в гости приезжают. Друзья, конечно, там остались, кто-то нашел себя именно в этом городе, работают, как могут. Сейчас, раз там дворец построили, а народ у нас любит заниматься спортом, то, в основном, люди расслабляются на игровой площадке.
Твоя семья сейчас с тобой в Челябинске?
Нет, моя семья живет в Казани, у нас там дом. Я когда играл в «Нефтехимике», познакомился со своей женой и мы уже одиннадцать лет в браке. У меня трое детей – дочка в школе, средний сын на секцию хоккея ходит, а самый младший в садике еще.


ОЧЕНЬ ЖАЛКО, ЧТО СЕЙЧАС НЕТ «КРЫЛЬЕВ СОВЕТОВ»
Как так получилось, что именно Липецк стал твоим первым профессиональным клубом?
Был такой тренер Зачёсов, который позвонил нашему наставнику, и позвал в Высшую лигу. Что интересно, в то время было еще предложение из Казани. Я в то время играл в юниорской сборной России. Посчитал тогда, что еще не готов к переезду в «Ак Барс» и получу гораздо больше игрового времени в Липецке. Все лучше, чем, если бы я приехал в Казань и сидел на скамейке.
Сейчас кто-нибудь из той команды «Липецка» играет в КХЛ?
Глеб Клименко играет, Алексей Медведев, который с «Салаватом Юлаевым» кубок выигрывал, но он вроде без клуба сейчас.
Ты целых три сезона поиграл в «Крыльях Советов». Уже тогда были видны проблемы клуба?
Когда я там играл, а это два года в Высшей лиге и один год в Суперлиге, всегда очень остро стояла проблема с финансированием. Конечно, для молодых ребят игра в «Крыльях» была очень хорошим опытом, мы могли сыграть в Суперлиге, засветиться, показать себя, да и постоянная игровая практика была. Потом нас кто куда разобрал: я, например, опять в Нижнекамск поехал, ребята в «Северсталь» перешли, кто-то даже в СКА оказался. Очень жалко, что сейчас нет этого клуба. Там действительно своя классная атмосфера была.
Болельщики даже в трудные времена поддерживали клуб?
Да, несмотря ни на что они не прекращали поддержку любимой команды. Я сейчас даже с одним из болельщиков до сих пор общаюсь. Как-то так получилось, что увиделись там, здесь, начали общаться и созваниваемся до сих пор.

ВОСПОМИНАНИЯ ОТ МАТЧА СКА И «КАРОЛИНЫ ХАРРИКЕЙНЗ» ШИКАРНЫЕ
Также ты провел три года в питерском СКА, который в каждый из своих сезонов был главным фаворитом КХЛ. Чего в то время не хватало «армейцам», чтобы замахнуться на Кубок Гагарина?
У нас был один очень приличный сезон, когда мы заняли первое место в Западной конференции. Состав был очень сильный: Сушинский, Яшин, Зубов и другие. Мы очень хорошо играли, «регулярку» прошли очень ровно, но все планы разрушила пауза на Олимпиаду в Ванкувере. Так получилось, что мы в первом раунде Кубка Гагарина попали на рижское «Динамо», которое практически в полном составе играло на Олимпийских играх. У нас месяц без игровой практики, а они в отличном игровом тонусе. В то время еще играли до трех побед, мы «угорели» две дома и тогда стало все понятно.
Ты в составе СКА принял участие в первом в истории выставочном матче между КХЛ и НХЛ, когда питерские «армейцы» в Санкт-Петербурге принимали «Каролину Харрикейнз». Что оставила в памяти та победа над «ураганами»?
Воспоминания шикарные. Это был настоящий праздник, который ощущался на льду и на трибунах. Уровень физической готовности игроков из НХЛ был очень серьезный. Они играли матч с нами на довольно средних скоростях, но и при этом приходилось побегать. У них, конечно, был очень заметен Эрик Стаал. Катит так, что сразу все становится ясно.
Принципиально было победить в этом матче?
Конечно, все ребята очень хотели победить. Понятно, что одна игра не покажет, кто сильнее КХЛ или НХЛ, но пришли полные трибуны, плюс такие матчи редко проводятся, поэтому победить хотелось не только нам, но, я думаю, и им тоже. К счастью, мы тогда выиграли.
Помнишь свою драку с Тимом Глисоном?
Перед той игрой все были на эмоциональном подъеме. Все-таки не каждый день проводятся такие игры. Ничего такого в той драке не было. Просто нашего игрока (Максима Сушинского – прим. авт.) в паузе толкнули, а я рядом был. Глисон, видимо, хотел позадираться, поэтому пришлось подъехать к нему и разобраться по-мужски (улыбается).
***
14 декабря 2015



Алексей Петров: Челябинск – самый хоккейный город России
Защитник «Трактора» пообщался с порталом «Спорт день за днем».

В свое время Алексей Петров играл в одной паре обороны с бывшим главным тренером СКА Сергеем Зубовым. После Санкт-Петербурга хоккеист сменил несколько клубов, а теперь задержался в Челябинске, подписав с «Трактором» новый контракт. Годы, проведенные в питерской команде, Петров вспоминает с приятной ностальгией.

Николишин для нас был кумиром
Вы подписали новый контракт с «Трактором»…
Да, на год. Переговоры не были сложными. В Челябинске мне нравится коллектив, тут семейная атмосфера. Получаешь удовольствие, когда на работу приходишь. Тем более здесь трудится Геннадий Федорович Цыгуров, человек, который много сделал для меня и которому я очень благодарен. Челябинск - самый хоккейный город в России. За «Трактор» болеют все - от маленьких до стареньких. Консьержи в подъезде спрашивают, как сыграли. Если проиграли, расстраиваются: «Что ж вы так?» И болельщики, конечно, требовательные. «Трактор» здесь не просто хоккейная команда.
Было обидно, когда вас называли протеже Андрея Николишина?
Обидно, не обидно - все равно. Просто у нас с ним общий тренер- Виктор Богатырев. Сам я родился и начал заниматься хоккеем в Ухте. Он разглядел во мне что-то и пригласил в Воркуту. Взял в семью и воспитывал вместе со своими детьми. До сих пор общаюсь с Виктором Васильевичем, он мне как второй отец. Естественно, Андрей Николишин был кумиром для нас, юных хоккеистов.
***
11 июня 2016


«Взял мешок из-под картошки, положил форму и поехал на тренировку». Как из маленького городка пробиться в большой хоккей

Защитник Алексей Петров как пример для многих парней из нехоккейных регионов.

В конце июля «Трактор» проводил встречу с болельщиками, вы там командовали во время силовых упражнений. Судя по фотографиям, счастливее вас человека не было.
Приятно, когда люди приходят. Пообщались с болельщиками, весело время провели. Отличное мероприятие, такие надо чаще делать, детям интересно.
Во сколько лет сами встали на коньки?
В семь лет я пришел на стадион «Нефтяник» в городе Ухта – 1990 год был. Я сам по телевизору смотрел хоккей и захотел в секцию записаться. Пришел к своему первому тренеру, Владимиру Анатольевичу Пронину. Стадион открытый: пока снега не было – играли в футбол. Снег выпал — лед залили. Чистили, потом катались. Условия конечно никакие: ни формы, ничего. На улице бывало «-30» — и это не самое плохое.
Помню такой момент. Выпало много снега, машина не могла лед почистить. Пришлось нам. Одну зонку почистили, целый час ушел. Думаем: «Сейчас наконец-то сможем погонять шайбу!». А нам говорят: «Извините, ваше время закончилось», – и выходят старшие. Ну, поехали домой.

Форму где брали?
Первый год просто на конечках выходили. В спорттоварах купишь какие-нибудь «гаги», на них и катаешься. Потом что-то от старших доставалось – маски, например. В одних и тех же шлемах катались, по сути. Папа постоянно что-то мне подлатывал. Протыкал, зашивал, не без этого.
Еще случай. На стадионе была трибуна, под которой хранилась вся форма. Я хотел в секцию своего одноклассника привести. Говорю: «Хоккей – это же круто, пошли». Привожу его, а эта трибуна сгорела. Там копоть стоит, вся форма — дотла. Нам дают пластмассовые обгоревшие коньки, перчатки — все это в копоти. Одноклассник на это брезгливо посмотрел и ушел. Так он в хоккее больше и не появлялся.
Какой картинкой вы бы свое детство в Ухте описали?
Ну вот взял я мешок из-под картошки, положил туда форму и поехал шесть остановок, практически через весь город.
Как развлекались?
Город-то не особо большой, обычный северный такой. Лето у бабушки, на огороде. По вечерам мы той же хоккейной компанией приходили на футбольное поле, играли в футбол. Зимой играли в хоккей. Так и развлекались.
До школы добирались?
Я до пятого класса в ухтинской школе проучился. Потом приезжал только в конце девятого, доучиваться. Всех одноклассников помню, но общаюсь, наверное, только с одним. Классного руководителя своего помню, Надежду Юрьевну, она строгая у нас была. Плохо себя не вел, учился на тройки-четверки.
В не самых хоккейных местах про состоявшихся игроков обычно ходят легенды. В поселке Ванино Хабаровского края, например, молодым рассказывают как будущий защитник сборной СССР Геннадий Цыганков после тренировок собирал обломки чужих клюшек и отрабатывал бросок. Про вас в Ухте какие истории ходят?
Не у меня надо спрашивать, наверное, а у моих друзей оттуда. Хотя… ну вот с утра ты в школе, в два — тренировка. В четыре пришел домой, покушал. И с шести до десяти вечера, допоздна, мы просто играли в хоккей. И нам по 9-10-11 лет – интересно было. И так было просто каждый день.
В 13 лет вы уезжаете в Воркуту. Как это произошло?
Мы поехали туда на «Золотую шайбу». Заняли второе место, в финале проиграли воркутинскому «Олимпу» со счетом где-то 0:50. Там сильная команда была. Я еще нападающим был — их тренер что-то во мне увидел.

Виктор Богатырев?
Да-да, золотой человек, очень много сделал для меня и моей семьи. Воспитывал меня, хотя у него самого было уже двое детей. Он подошел сначала, хотел на финал России меня взять, в итоге не взял. Но уже после позвонил: «Поехали на сборы». Поговорил с родителями, мол, к себе в семью возьмет.
А что родители?
Отец много слышал об этой команде. О них по радио рассказывали, они в Северной Америке турниры выигрывали. На тот момент «Олимп» был второй-третьей командой в России по своему возрасту. Очень сильная команда. Ну отпустили как-то, со скрипом. Как ребенка отпускать?
По идее же, хороший шанс.
Ну шанс это тоже, знаете. Никто не даст гарантий, что вот ваш сын заиграет в хоккей. Тем более в детстве. Много нюансов.
В Воркуте сколько времени провели?
Получается, один сезон.
Воркута конца 90-х – вряд ли самое благополучное место.
Это Заполярье, деревья не растут, холодно. Тренировки начинались, помню, в семь утра. В шесть утра встаешь. Мы жили рядом со дворцом — идешь и, бывало, даже не видишь, что через два метра. Конечно, это далеко не Лас-Вегас.
Криминал?
К счастью, я не сталкивался.
В 15 лет вы стали чемпионом России.
Да, уже за «Северсталь». В Череповец перевезли человек десять, мы там два года провели. Здесь уже хорошие условия были, целый этаж в общежитии с хорошим ремонтом. Спортинтернат, в общем. Шапки, куртки, форму выдавали, кормили. Этой командой мы чемпионат России по своему возрасту выиграли, в Магнитогорске был финал.

«Трактор» — ваша двенадцатая профессиональная команда. Откуда совсем не хотелось уходить?
Знаете, из каждой команды не хотелось, потому что ты привыкаешь ко всему. К персоналу, к людям, не говоря уже о быте.
А откуда хорошо, что ушли?
Не было такого, чтобы уходил с облегчением. Бывало, что шел на повышение из команды, где плохие условия и задачи маленькие. Когда из «Химика» меня в СКА забрали, я радовался, потому что в Воскресенске была тяжелая ситуация. Но это не к тому, что я прямо хотел сбежать. Со всеми у меня прекрасные отношения остались.
Вот про СКА. Что сказали Штепанеку в раздевалке после седьмого матча с Атлантом?
Да там ничего такого не было. Просто тишина стояла. Что, на одного человека что-то валить? Вместе играли. Он еще и много вытащил, на самом деле.
Для вас тогда была пока самая реальная возможность взять Кубок Гагарина.
До этого, при Барри Смите, был очень хороший сезон. Если бы не олимпийская пауза, могли, мне кажется, серьезно выстрелить. А так — месяц без игровой практики и в первом раунде попали на Ригу, которая чуть не всем составом как раз играла на Олимпиаде.
Считается, что СКА тех лет — команда без характера. С высоты лет — были основания так говорить?
Да я бы не сказал, что та команда без характера. Каждый сезон приходили игроки хорошего уровня. Но когда столько народу меняется, всем нужно привыкнуть, найти свою роль в команде. Возможно, коллектив просто не успевал слепиться.
http://195.19.218.160/players/info?id=5636
Фото из архивов ХК Трактор, сайта http://hotshot.ru/